?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: финансы

.
.
.
.
.
ven 1
.
ven2
.
На фото очереди и полки магазинов в Венесуэле.
.
Что такое - современный государственный социализм? Что произошло в Венесуэле во время правления государственных социалистов, Чавеса и Мадуро? Почти 17 лет пребывания у власти Чавеса и чавистов - неплохой срок для того, чтобы подвести некоторые итоги. Что же они сделали?
.
Венесуэла - страна, чрезвычайно зависимая от производства и экспорта нефти. Доля нефти в экспорте составляет около 90%, производство нефти составляет 50% от государственного бюджета и примерно 30% ВВП (1).  Венесуэла - это петро-экономика, отчасти напоминающая РФ. Государственная бюрократия держит под контролем ключевые компании-производители нефти, а так же регулирует цены на различные виды товаров и услуг. Иногда она поднимает зарплаты в государственном секторе или увеличивает расхода на образование и медицину. Но это лишь до момента падения цен на нефть. Что происходит когда и если цены на нефть падают?
Read more...Collapse )
Советы были и остаются органами наиболее радикальной борьбы народных низов, и, одновременно, ядром нового способа производства, хозяйственной и политической системы неавторитарного социалистического общества [1].

Именно трудящиеся России создали Советы – органы власти, осуществляемой трудовым народом во имя интересов трудового народа. Это не была искусственная, «книжная» структура. Советы были плодом самоорганизации рабочих для решения текущих задач забастовочной борьбы. Всеобщие стачки затрагивали все аспекты жизни городов – снабжение бастующих продовольствием, внешние сношения, финансирование забастовки, принятие мер безопасности. Рабочие советы Алапаевска, Иваново-Вознесенска, Петербурга решали эти проблемы, и, таким образом, подменяли официальные властные институты. Трудящиеся на практике доказали то, что они могут взять бразды правления в современном обществе и осуществлять его на гораздо более демократичных принципах, чем буржуазные институты. Чем Советы отличаются от представительных институтов буржуазии? Во-первых, они формируются по производственному признаку – от предприятий. Современные капиталисты и их обслуга, очень озабоченные борьбой с «тунеядцами» и «нахлебниками», могут не переживать: при советской системе власть осуществляется именно теми, кто трудится. А паразитам просьба не беспокоиться. Во-вторых, депутаты Советов напрямую ответственны перед своими избирателями. Наказы для них принимаются путем прямой демократии, избиратели имеют право досрочно отзывать депутата, не защищающего их интересы.


Любопытно, что в XX -XXI столетиях трудящийся класс не придумал никакой альтернативы Советам. Везде, где он бросал вызов бизнесу и государству, – шла ли речь об экономической стачке, в ходе которой работники, требуя увеличить зарплату, преступали законы государства, или же о требованиях политической власти, – Советы (даже если они носили иные имена) становились его боевыми организациями. Революции в России, Италии и Германии 1917-1923 гг. Массовые протесты рабочих Италии в 1960-1970-ее гг. Восстания в Венгрии и Польше в 1956 г. и в Польше в 1980-1981 гг. Революция в Иране в 1979 г. и в иракском Курдистане в 1991 г. Нелегальные забастовки в современном Китае. Везде находим Советы.


Функции Советов могут быть различны. Порой они добиваются политического господства, в других случаях требуют контроля над финансами предприятий и вопросами найма (рабочий контроль), иногда выступают за полный переход предприятий под управление работников, и, наконец, когда их сила достигает максимума, Советы требуют всей полноты экономической и политической власти подобно радикально-либертарному течению венгерской революции 1956 г. во главе с Шандором Рацем. Бывает, что трудящиеся создают разные типы Советов для решения различных задач. Так, в 1917 г. российские городские и сельские Советы, избранные коллективами фабрик, заводов и сел, а также их съезды, решали, главным образом, вопросы политического характера. В то же время фабричные советы – фабзавкомы вводили рабочий контроль на предприятиях (хотя четкого разделения функций не существовало).


Масштабы деятельности Советов зависят от многих обстоятельств.


Совет, созданный забастовщиками на отдельно взятом заводе, вряд ли может добиться чего-то большего, чем улучшение условий труда. Сотни Советов уже в состоянии диктовать свои условия бизнесу и государственным чиновникам, включая прямое влияние трудящихся на политику и экономику страны. Наконец, в случае, когда Советами охвачена бóльшая часть промышленных предприятий данной страны или региона, речь может идти о взятии работниками всей полноты политической и хозяйственной власти в этой стране или в этом регионе.


Еще одна проблема связана с уровнем квалификации работников и с готовностью неруководящих специалистов к сотрудничеству с ними в деле развития самоуправления и плановой экономики. Среди рабочих наиболее заинтересованы в самоуправлении трудящиеся высокой квалификации, которые наилучшим образом представляют себе устройство своей работы; чем больше их и чем прочнее связи с другими членами коллектива, тем больше шансов для внедрения самоуправления. Но вряд ли самоуправление возможно без союза рабочих хотя бы с частью специалистов (одна из причин поражения Русской революции – отсутствие такого союза). Там, где сотрудничество становится реальностью, возникает основа для перехода к новому способу производства. Так было в Венгрии в 1956 г. и в Польше в 1980-1981 гг., в которых союз рабочих и специалистов крупнейших предприятий превратился в ядро системы Советов.


Примечание:

1. В первой половине ХХ столетия существовал еще один тип революционного движения работников – революционные синдикаты: ИРМ, НКТ и др. Вопрос об использовании таких структур в целях социальной революции остается открытым. Главная проблема состоит в том, что со второй половины ХХ столетия подобных организаций не существует, хотя некоторые современные тред-юнионы (профсоюзы) используют похожие на них названия.

Бестоварное Общество



.
.
.
.
.

100%

Часовой завод Lip, захваченный рабочими в самоуправление. Франция, Безансон.



Либертарное социалистическое общество - это общество, основанное на общественном (негосударственном) владении собственностью и бестоварном производстве (планировании). В основе планирования лежит принцип "от каждого по способностям, кажому по его потребностям в меру экономических возможностей общества". В такой хозяйственной системе производят разнообразные вещи, но не производят товары, поскольку товар есть то, что производится на продажу. Купли-продажи нет.

Испанские анархисты в первой половине 20 столетия, разделяли два процесса: "коллективизацию" (так они называли захват трудовым коллективом предприятия в самоуправление) и "социализацию" - переход ко всеобщей бестоварной безденежной экономической системе анархистского коммунизма. С коллективизацией (разумеется, здесь речь идет не об СССРовских колхозах - фактически госпредприятиях с назначенными сверху начальниками, где вместо частного хозяина работников эксплуатирует государство-собственник, а об оккупированных работниками фабриках) все более-менее понятно. Самоуправляемое предприятие станет одним из базовых кирпичиков нового строя.  Но как конкретно может выглядеть экономика, в которой осуществляется планирование, все ключевые решения принимаются на местах, в то время, как центральные органы лишь коодинируют работу самоуправляемых коллективов? Как организовать производство и распределение благ, если нет ни рынка, ни государства?

Любопытную схему бестоварной экономики предлагали левые эсеры. Она называлась синдикально-кооперативной федерацией (1). Устроить ее нужно было следующим образом.

Миллионы людей создают самоуправляемые потребительские общества - кооперативы. Эти организации занимаются коллективными закупками продовольствия и других товаров по выгодным потребителям оптовым (то есть относительно низким) ценам. Каждый член кооператива сообщает, какого рода продуцкия ему нужна, на основании индивидуальных потребностей формруется коллективный заказ. Одновременно, промышленные предприятия, захваченные трудовыми коллективами, переходят в самоуправление.

Затем потребительские кооперативы создают свои ассоциации, а самоуправляемые промышленные предприятия (превратившиеся, фактически, в  производственные кооперативы) свои отраслевые объединения (синдикаты). (Заметим здесь, что в России времен русской революции около трети всего населения было охвачено различными видами кооперативов, причем потребительская кооперация была наиболее распространена; в то же время рабочими были захвачены некоторые промышленные предприятия).

На следующем этапе федерации производителей и потребителей создают единую асоциацию - синдикально-кооперативную. То есть, представители ассоциаций производителей и потребителей согласовывают планы производства, ибо не все, что хотят потребители, производители в состоянии произвести. Затем производится строго то, что заказано и согласовано. Произведенная продукция распределяется через потребительскую кооперативную сеть.

Разумеется, чтобы создать такие сети и соединить их между собою, нужна (по мнению левых эсеров) социальная революция, ибо никто просто так предприятия работникам не отдаст. Но и социальная революция занимает определенное время. Пройдут годы, прежде чем внедрение синдикально-кооперативной федерации станет возможным.

Поэтому, какое-то время будет существовать товарный обмен между самоуправляемыми коллективами, до тех пор, пока потребительские и производственные сети не охватят собою миллионы людей, до тех пор, пока они не замкнутся в единое целое. Когда это случится, необходимость в товарном производстве отпадет совсем. Выборные представители кооперативных ассоциаций и синдикатов образуют особые, экономические советы - органы планирования производства и потребления. В руках политических советов останутся вопросы законодательства и обороны. Две параллельные системы  самоуправления - политическая и экономическая - станут дополнять и контролировать друг друга в рамках своеобразного либертарно-социалистического разделения властей.

Похожие схемы предлагались и испанскими анархистами в их Сарагосской программе (1936 г). Однако здесь функции распределения берет в свои руки территориальная Коммуна, то есть самоуправляемое объединение местных жителей. Производство, как и в левоэсеровской программе, переходит в руки синдикатов - ассоциаций самоуправляемых трудовых коллективов.  "Коммуна займетcя вcеми вопроcами, интереcующими людей. Ей предcтоит занятьcя вcеми видами деятельноcти по организации, упорядочиванию и украшению быта наcеления, обеcпечением cвоих жителей жильем, продуктами и изделиями, предоcтавленными ей синдикатами или аccоциациями производителей".  (2)

Коммуналистско-синдикалистский (а не кооперативно-синдикалистский, как у левых эсеров) подход связан с тем обстоятельством, что в Испании, в отличие от революционной России 1917-1918 гг не было мощных ассоциаций потребительских кооперативов, зато имелись сильные традиции коммунального (территориального) самоуправления. В то же время в обеих странах существовала сильная тяга части трудовых коллективов к самоуправлению.

Как выглядела эта схема на практике в испанском Арагоне во время революционных событий 1936-1937 гг?  Вот что пишет об этом исследователь испанской революции В.Дамье:

"Полнaя незaвисимость "коллективов" друг от другa, рaзличия в блaгосостоянии общин и в системе рaспределения зaтрудняли координaцию их хозяйственной деятельности. К этому призывaли aнaрхисты - сторонники углубления социaльной революции, в том числе Дуррути. В феврaле 1937 г. в местечке Кaспе состоялся конгресс "коллективов" Арaгонa с учaстием нескольких сотен делегaтов. Было принято историческое решение о создaние Федерaции. Учaстники договорились усилить aгитaцию в пользу "коллективизaции", создaть экспериментaльные фермы и технические школы, оргaнизовaть взaимопомощь между "коллективaми" с предостaвлением друг другу мaшин и рaбочих рук. Были отменены грaницы между селениями и упрaзднены коммунaльные рaмки собственности. Объединившиеся "коллективы" решили координировaть обмен с внешним миром, создaв для этого общий фонд из продукции, преднaзнaченной нa обмен, a не для собственного потребления общин, a тaкже нaчaв состaвлять стaтистику производственных возможностей.. Нaконец, предусмaтривaлaсь полнaя отменa любых форм денежного обрaщения внутри "коллективов" и их Федерaции и введение единой для всех системы потребительских тaлонов. Последнее должно было помочь устaновить реaльные потребности кaждого из жителей регионa, чтобы зaтем, ориентировaв производствa нa конкретные нужды людей, перейти к aнaрхо-коммунистической прaктике "плaнировaния снизу" (3).

Мы видим схожие черты в программах двух крупнейших в истории антиавторитарных социалистических движений. В сущности, одна и та же модель - двойная ассоциации производителей и потребителей, совместными усилиями планирующих производство, потребление и экономиченское развитие. Однако в каждом случае ее следовало строить с учетом местных условий и особенностей.

Можно предположить, что в первой половине 20го столетия реализации таких программ мешали низкое качество коммуникаций, отсутствие современных средств связи и средств обработки информации. В современном мире есть больше возможностей для успешного воплощения в жизнь идей социализации экономики.

Впрочем, обе программы явно недостаточны. Конечно, представители производственных и потребительских кооперативов на местах могут собраться и решить те или иные вопросы, либо согласовать их по электронным сетям. Живущие бок о бок, связанные местными интересами объединения трудящихся - прозводители, работающие на местные рынки, коммунальщики, потребители, смогу найти общий язык.

Однако, многие крупные промышленные объекты имеют значение для всей экономики страны или для крупных регионов с многомиллинным населением. Вероятно, такие объекты должны находиться в совместном пользовании синдикально-кооперативных (или синдикально-коммунальных) региональных федераций и работать непосредственно по их заказам. Именно крупные предприятия (металлургические заводы, электростанции, транспортные сети, шахты) станут основой единства, предотвратят распад экономики. Но, проекты такого рода еще только предстоит разработать

Существуют и другие модели безгосударственной и бестоварной экономики.



Примечание


1. Антиавторитарная Доктрина Левых Эсеров
http://shraibman.livejournal.com/564672.html

2. Сарагосская Программа Испанского Анархизма (Концепция Либертарного Коммунизма)
http://aitrus.narod.ru/zaragosprogram.htm

3. Испaнскaя революция и коммуны Арaгонa. В. Дaмье

Ультраимпериализм

Миром правит одна финансовая супер-корпорация.

Выходит, старик Каутский оказался прав?


1418520_20111020111141.gif




Один из теоретиков старой немецкой и австрийской социал-демократии Рудольф Гильфердинг указал на то обстоятельство, что с развитием капитализма, монополии наделяются властными полномочиями, национальные границы становятся все менее проницаемы для иностранных товаров. По мнению исследователя, протекционизм может обернуться жесточайшим экономическим кризисом и мировыми войнами. Лишь вмешательство "мирового центрального банка" способно сгладить данное противоречие или даже свести его к нулю.


Идеи Гильфердинга развил другой немецкий социал-демократ Карл Каутский в своей теории "ультраимпериализма". Каутский полагал, что капитализм способен достичь объединения мирового рынка. По мнению Каутского ,такое объединение выльется в создание единого мирового финансового треста (ведь финансовый капитал наиболее подвижен и менее других привязан к конкретным производствам). Он вытеснит соперничество и борьбу, связанную с функционированием национального капитала, взломает политические и экономические границы государства и станет регулировать мировую экономику и политику.

Теорию ультраимпериализма критиковали многие, в частности, Ленин. Но возможно, она оказалась верна? В 2011 году специалисты университета в Цюрихе провели математический анализ связей 43 тысяч транснациональных корпораций и сделали следующий вывод: миром правит одна гигантская "суперкорпорация". Именно она "дергает за ниточки" всемирной экономики (1). Большинство финансовых цепочек идут в направлении "суперанклава" из 147 компаний. Их активы пересекаются друг с другом, фактически являясь общей собственностью, что обеспечивает этому негласному финансовому конгломерату контроль за 40% глобального корпоративного богатства. Большинство из 147 компаний являются финансовыми институтами.

Правда, ученые сомневаются в том, что данные компании в состоянии добиваться общих политических целей, так как они представляют слишком много разнонаправленных интересов. Означает ли это, что создав в результате процессов монополизации единый финансовый центр, капитализм оказался, тем не менее, не способен осуществить всемирное регулирование? Или может быть, дело действительно идет к тому, что предсказал Каутский, просто процесс пока не завершен? 



P.S.
Вариант ZOGа не предлагать;)



Прим.

1) http://www.newsru.com/finance/20oct2011/global_capitalism.html


Поскольку в сети распространяется множество материалов с описанием райского уровня жизни в Ливии при Каддафи (без ссылок на какие-либо известные источники), а так же всевозможная дезинформация о гражданской войне в этой стране, мы сочли возможным разместить некоторую информацию о Ливии Каддафи, об экономических показателях, о политическом устройстве каддафитской Ливии и т.п., а заодно ответить на довольно обычные вопросы.

Вся информация взята из открытых источников. Мы построили это изложение в форме вопросов и ответов.


Read more...Collapse )



Подробная статья agacan  посвящена крупнейшей олигархической структуре Ирана, представителем которой является Ахмадинежад. По указанному адресу приводятся соответствующие документы.
http://agacan.livejournal.com/152848.html




$ 21,5 миллиардов чистого, безо всякого налога и пошлин дохода… От детских садов, дорожного строительства до лазерной хирургии глаза и экспорта ковров – эта организация контролирует абсолютное большинство секторов в экономике Исламской Республики Иран.
Имя данному монстру – Корпус Стражей Исламской Республики или же КСИР, на фарси – «Сепахе Пасдаране Энгелабе Ислами» (سپاه پاسداران انقلاب اسلامی), или коротко «Сепах».
«Сепах» тихой сапой подмял под себя экономику страны и стал абсолютным монополистом во многих областях.
Read more...Collapse )

Михаил Магид












"Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем"
Экклезиаст


"Мир стал настолько взаимозависимым в своей экономической жизни, что меры, предпринимаемые одной нацией, влияют на процветание других. Отдельные части мировой экономики должны работать вместе или гнить порознь" - эти слова произнес банкир с Уолл-стрит и бывший заместитель госсекретаря США Норман Девис накануне Великого краха 1929 г.

О том что было дальше, лучше всего написал исследователь европейской политической и экономической системы Карл Поланьи. Эпоха господства финансистов, сколотивших с помощью спекуляций акциями и валютой чудовищные состояния, закончилась. "Золотая нить больших финансов", опоясовавшая земной шар, лопнула.  Если прежде реальный сектор полностью зависел от спекулянтов мирового казино, то теперь сама ткань единой мир-экономики разорвалась. Повсюду начался откат к национальным валютам, протекционизму, защите внутренних рынков посредством пошлин и прямых запретов. Но тем дело не ограничилось...

 

Read more...Collapse )


 Мои статьи на близкие темы
http://shraibman.livejournal.com/188561.html
http://shraibman.livejournal.com/182187.html#cutid1


 

Profile

shraibman
shraibman

Latest Month

March 2016
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com