Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Карго-культ национализации

.
Иранцы стремятся сегодня не только к отмене санкций (до введения санкций Иран обеспечивал порядка 8-10% нефти для Евросоюза), но и хотят получить 500 миллиардов инвестиций и современные технологии, это одно из главных желаний элит. Они не обязательно приватизируют нефтяную отрасль целиком, но они могут пойти на частичную приватизацию, на допуск американских и европейских компаний к новым месторождениям и т.д. Кстати, иранцы и сегодня привлекают иностранные инвестиции, например китайские (совершенно так же поступает Венесуэлла), но это - не решение проблемы.
.
Иран обладает третьим по величине доказанным количеством нефти в мире. Но нефтяная отрасль - не единственная. В стране находится около 16% мировых запасов природного газа. Кроме того, Иран обладает и другими природными богатствам. Но без отмены санкций (что обеспечит доступ на мировые рынки и возможность привлечь международных инвесторов к разработкам и производству) эти богатства бесполезны. Примеры? Добыча нефти в Иране на треть ниже уровня середины 1970 годов — 6 млн баррелей в день. А добыча газа хоть и выросла, тем не менее не покрывает даже собственного спроса.
.
Но ведь Иран после исламской революции национализировал нефтяную отрасль и некоторые другие, почему это не работает? И здесь мы подходим к одному из наиболее важных моментов, характеризующих современные экономико-политические отношения.
.
Богатства без современных технологий, науки, развитых смежных отраслей, бесполезны, включая захваченные фабрики и рудники. Самый яркий пример - Венесуэлла, где благодаря национализации производство нефти сократилось на 30% и теперь страна погружается в нищету и хаос, при том, что именно Венесуэлла обладает крупнейшими в мире разведанными запасами нефти. Национализация, т.е. ставка на модернизацию страны силами собственного государства - это в современном мире (по крайней мере за пределами наиболее развитых стран) - бесполезная архаика.
.
Национализация создает карго-культ, потому что страны, вроде Ирана и Венесуэллы не имеют достаточно средств и технологий для модернизации. Вместо действующих современных предприятий, захватив завод, получают, спустя некоторое время, музейный экспонат, для управления которым и для развития которого нет ни специалистов, ни машиностроительных предприятий, ни научных организаций. А санкции, которые неизбежно следуют за отъемом собственности у крупных компаний и\или в результате ссор с Соединенными Штатами и Евросоюзом, делают разработку природных богатств малополезной.
.
Предположим, вы разработали месторождения... и что дальше? Куда деть сырье, если своя промышленность и наука слабенькие и применения данным материалам найти не могут, а в Европу и США, где находятся крупнейшие рынки, и где нужны эти материалы, их не сбыть?
.
Если альтернатива капиталистическому развитию существует, она не может лежать в плоскости национализации, идей государственного социализма и протекционизма. Альтернативный проект должен носить глобальный характер и предлагать в качестве альтернативы сеть самоуправляющихся производств, основанных на творческом самоорганизованном труде и новейших технологиях.

Сержо Болонья. Племя кротов.

.
.
.
.
.
Замечательное, хотя и плохо переведенное исследование об итальянской революции 1968 г. Мало кто знает, что революция 1968 г - это не только французский Красный май, но и большое рабочее и студенческое движение в Италии. Вообще-то, события в Италии начались раньше французских, как минимум в 1967 г., и продолжались дольше, до второй половины 1970 гг. То движение, которое во Франции началось и закончилось одной мощной вспышкой в мае 1968 г (включая забастовку 14 миллионов рабочих), в Италии растянулось на несколько лет. На фабриках были созданы выборные от трудовых коллективов рабочие советы и нелегальные ячейки движения, называвшего себя операизмом ("рабочизмом"), тысячи студентов, вынужденных подрабатывать на фабриках, чтобы платить за учебу, вливались в него. Столкновения с активистами умеренных профсоюзов (им не нравился радикализм операистов) сменялись штурмами и захватами фабрик, сражениями с полицией и радикальными требованиями - от выравнивания оплаты всем работникам (этого добивались, например, на заводе ФИАТ), до захвата заводов и городов Италии рабочими организациями.
.
Среди активистов операизма - Сержо Болонья, один из крупнейших теоретиков последнего (на сегодняшний день) революционного рабочего движения в Европе. Уже хотя бы по этой причине заслуживает внимания его книга.
.
Прежде всего, из книги становится очевидна неоднородность операистского движения. Если сам Болонья был скорее сторонником прямой рабочей демократии на фабриках, то многие другие операисты говорили о создании ленинской партии и ради этой идеи стали больше ориентировать на политическую работу вне фабрики. Данное явление связано с исторической традицией, из которой вырастали идеи итальянских левых радикалов - традицией антифашистского сталинизма времен второй мировой войны. Непререкаемый авторитет партизан-сталинистов и сталинской армии не мог не наложить нехороший отпечаток на мышление этих людей даже там и тогда, где и когда они перерастали сталинизм и противопоставляли себя итальянской компартии (ИКП) - верной союзнице правящего класса страны. "Деды воевали" - формула левой автократии, что сегодня можно наблюдать даже среди части греческих анархистов (К-ВОКС). Это видно даже по книге Болонья, в которой обращает на себя внимание, например, сравнение бастионов рабочего движения со Сталинградом. Итальянский антиавторитарный операист Джанни Карацца, которого я имел удовольствие знать, сказал: "относись к операизму осторожно, они недалеко ушли от сталинизма". Хотя, может быть это и преувеличение.
.
Другой любопытный момент. Согласно операистской теории, капитализм реагирует на каждый виток классовой борьбы структурными и технологическими изменениями, обеспечивая научно-технический прогресс и, одновременно, ослабляя классового противника ("техническое наступление на класс"). Бизнес стремится разрушить связи, сложившие между работниками, изменяя структуру угнетенного класса ("классовый состав"). В 1970 гг итальянский бизнес стал разрушать революционные ядра, сложившиеся на крупной фабрике. С этой целью в Италии, а затем и в других регионах планеты, была организована масштабная децентрализация, когда большую фабрику (именно ее Болонья называет "рабочим Сталинградом") разбивали на множество мелких производств. "Цепочка бесконечных децентрализаций производства разрушает стойкость возраста и пола, географического положения, социального происхождения и т.д., и все это является весомым фактором в закреплении нового классового состава. Эта цепочка бесконечных децентрализаций - один из наиболее "прогрессивных" элементов капитализма сегодня; она является намного более сильным оружием, чем производственный конвейер."
.
И, наконец, работа Болонья интересна тем, что рассматривает политические последствия революционной вспышки 1960 гг. По его мнению они заключались в том, что левые и правые партии, участвовавшие в работе парламента, правительства и муниципалитетов, объединили усилия деля того, чтобы не допустить революционный взрыв, в случае которого они утратили бы всю власть и привилегии. Партии системы, включая левых, создали "стальной купол" над обществом, призванный увести работников от революционных идей и практик.
.
P.S.
Крот истории у Маркса – революция. Революция роет, подкапывает старый порядок вещей, революция - двигатель прогресса : "Но революция основательна. Она еще находится в путешествии через чистилище. Она выполняет свое дело методически. До 2 декабря 1851 г. она закончила половину своей подготовительной работы, теперь она заканчивает другую половину. (...) И когда революция закончит эту вторую половину своей предварительной работы, тогда Европа поднимется со своего места и скажет торжествуя: Ты хорошо роешь, старый крот!" "
Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта"
.
Книгу Сержо Болонья Племя Кротов можно прочесть тут:

Неизвестная Революция 1945-1956 гг.

.
.
.
.
.
Вторая половина 40х начало 50х характеризуется мощным подъемом рабочего движения в Европе. Отправной точкой движения стало оставление владельцами целого ряда крупных промышленных предприятий. Богатые люди где-то прятались, иногда за границей, надеясь переждать бурные события и пережить последствия разрухи. Многие обоснованно опасались обвинений в связях с фашистскими режимами и не спешили объявлять о своем существовании. Те заводы, которые не были разрушены в ходе военных действий, оказались в руках самих работников.
.
Не позаботишься о себе сам, никто о тебе не позаботится! В Италии и Франции крупные промышленные предприятия были оккупированы рабочими. Однако, компартии, имевшие большое влияние на рабочих, добились прекращения захватов. Они были тесно связаны с СССР, а тот не желал в данный момент конфликта с Западом.
.
Несколько иная ситуация сложилась в Западной Германии. Там правительство начало приватизацию предприятий, принадлежавших государству. Рабочие оказали сопротивление, начались массовые забастовки и столкновения с полицией. В Восточной Германии вспыхнуло рабочее восстание против коммунистического режима Ульбрехта в 1953 г - здесь рабочие были недовольны расценками на государственных фабриках.
.
В Польше в конце 40х годов возникло стихийное движение рабочих за восстановление заводов - как форма борьбы с безработицей. Многие полагали, что после восстановления предприятия либо окажутся в собственности трудовых коллективов, либо государство выплатит работникам крупные компенсации за бесплатные работы. Но коммунистический режим не сделал ни первого, ни второго. Это привело к конфронтации рабочих с правительством, так как рабочие почувствовали себя обманутыми. Своего рода ответом польских рабочих на все происходящее стало восстание в Познани в 1956 г, подавленное армией.
.
Последним аккордом этой малоизвестной революции было восстание в Венгрии в 1956 г, породившее наиболее глубокое спонтанное движение рабочих советов в истории. Это движение сделалось своего рода идеалом для всех сторонников самоорганизации работников в последующие годы и до сего дня.
.
Результатом революции 1945-1956 г. стал социальный компромисс, развитие мощных институтов социального государства в странах Западной и Восточной Европы в два послевоенных десятилетия.
.
P.S.
Вероятно, заслуживают упоминания так же гражданская война в Греции, гражданская война в Польше, партизанское сопротивление в Прибалтике и Украине. Но я сосредоточился прежде всего на рабочем движении в Европе. Крестьянские аграрные движения - несколько иное.

Операисты - последние рабочие революционеры Западной Европы

.
.
.
.
potoperaio2
.
Разговор о социальном освобождении и освобождении труда сегодня невозможен без упоминания операизма - последнего рабочего социально-революционного движения в истории Западной Европы. Potere Operaio - Власть Работников, так называлась одна из их крупнейших организаций; другая - Autonomia Operaia (Рабочая Автономия) - положила начало современному автономизму - молодежным уличным протестам. В 1960-1970 гг операисты смогли оказать определенное влияние на развитие массового движения на фабриках и в университетах Италии. В то время движение работников приняло форму советов ("Комитетов Базы") - т.е. избранных собраниями трудовых коллективов забастовочных комитетов (с правом отзыва делегатов в любой момент низовыми собраниями). Но данное выступление было бы невозможным без участия небольших ячеек, неофициально созданных при участии операистов на итальянских фабриках.
.
Операизм боролся не только с властью боссов на предприятии, но и с засилием профсоюзов в рабочей среде. Дело в том, что любой профсоюз обычно не заинтересован в радикальных общественных переменах. Профсоюз возглавляют публичные люди, чиновники, юристы, менеджеры-организаторы. Они получают  хорошую зарплату за  непыльную работу и, чаще всего, не в их интересах, рисковать своим положением. К тому же, они контролируют финансы профсоюзной организации, ее имущество, управляют ходом переговоров с бизнесом и ведут судебные процессы. Профлидеры выступают в роли посредников между бизнесом и трудом. Они контролируют, управляют, ведут, наставляют, распределяют средства: такая ситуация их вполне устраивает, тогда как любая рабочая самоорганизация для них опасна, ибо может лишить их власти и привилегий.
.
Поэтому операистские ячейки вели борьбу против профсоюзных лидеров, пытавшихся свернуть массовые протесты на рельсы умеренности и компромисса с хозяевами заводов (социального партнерства). Операисты предлагали работникам следовать не указаниям профсоюзников, а собственным интересам.  Бастовать тогда, когда выгодно рабочим и невыгодно хозяевам, выбрать для руководства стачкой забастовочный комитет, который станет регулярно отчитываться перед рабочим собранием и делать лишь то, что решит собрание. Часто операисты или близкие к ним группы не афишировали свое присутствие на фабрике. Разумеется, рабочих знакомили со своей позицией, но старались при этом не выявлять большинство членов операистской ячейки. Никто ведь не запрещал поговорить по душам с коллегами, выяснить, чем они дышат, выразить хорошо обоснованные сомнение в пользе профсоюзных лидеров, призвать работников к активности в подходящий момент.
.
В отношении проекта будущего у операизма не было единства. Среди операистов имелись и последователи Ленина, и те, кто был близок к либертарному социализму (группа "Калегаменти") или анархизму и считал, что будущее за рабочим самоуправлением, и те, кто занимал какие-то промежуточные позиции. Но операизм стал настоящей лабораторией новых идей, в частности создал оригинальную концепцию научно-технического прогресса в условиях капитализма, связанную с борьбой классов.
.
См. так же. Сержо Болонья. Племя кротов.
http://shraibman.livejournal.com/1136846.html
.
Заметки Сержо Болонья о большом исследовании операизма:
http://www.generation-online.org/t/stormingheaven.htm.

Профессор Негри и рабочисты (операисты)

.
.
.
.
.
Как мне рассказали, на первой своей лекции в Питере профессор Антонио Негри зубодробительном языком рассказывал о Спинозе либералам из местного Европейского института. На второй, более неформальной встрече, говорил о смерти пролетариата в 70-80 гг. Любопытно, что Негри когда-то был операистом.

Операисты (Рабочисты, Потеро Операйо - Власть Рабочих, так называлось их движение) - это, изначально, студенты 1960х гг, которые подрабатывали на фабриках, чтобы платить за образование. Познакомившись на практике с жизнью индустриальных рабочих, они взвыли и стали создавать нелегальные ячейки на рабочих местах для организации борьбы. Нелегальные по той причине, что руководители профсоюзов требовали полной покорности и лояльности, а всех несогласных вычищали с заводов совместно с бизнесом. Это были революционные анти-профсоюзные идеологические ячейки. Им удалось инициировать огромное рабочее движение, с новой формой организации - советами (заводские и межзаводские забастовочные комитеты, подконтрольные регулярным собраниям работников). В ходе "горячей осени" 1969 г рабочие советы и ячейки операистов (и других левых радикалов) смогли осуществить всеобщую стачку (с экономическими требованиями), стачку, неподконтрольную или лишь частично подконтрольную профсоюзам. В ней участвовали 1,5 миллиона человек (четверть итальянского рабочего класса). Коме того, операисты практиковали саботаж.

Это было последнее в Западной Европе революционное рабочее движение. Неудивительно, что теперь Негри, ставшему либералом, неприятно вспоминать об этом.

Маркс, Мао и Абдулла Оджалан

.
Недавно услышал: "Хорошо расссуждать про сеть автономных рабочих советов, когда у тебя есть свет, а ты сам умеешь писать, читать, являешься квалифицированным работником. А филиппинские и индийские крестьяне пока что штудируют цитатник Мао и мечтают об электрификации и нормальной поликлинике. Которые можно построить по рецептам Мао, но никак не Паннекука (голландский социальный мыслитель, сторонник автономии рабочих советов, самоуправления - прим). Если же анархизм им предложит что-то более стоящее- они станут под черные флаги".
.
Вообще-то, представления о современных крестьянских движениях, как о маоистских (большевистских, марксистко-ленинских), во многом ошибочны. Действительно, на Филиппинах они есть. Но, к примеру движения индийских крестьян-повстанцев - наксалитов, сложно увязать с классической маоистской герильей. Там есть различные отряды, мы не знаем, до какой степени они едины или раздроблены и насколько различается их идеология. Но замечу, что противники обвиняют наксалитов как раз в отказе от индустриализации и даже в непосредственном уничтожении самих ее оснований. К тому же, некоторые командиры повстанцев заявляют, что их цель - не изменение, а полное уничтожение государства.
.
Наксалиты Индии опираются на поддержку крестьяне-общинников из глубинки - адибаси. Это потомки древнейших народов Индии, вытесненные завоевателями и государством в джунгли. Адибаси частично живут аграрным производством, а частично - собирательством. Некоторые общины близки к первобытном строю. Наксалитские повстанцы говорят, что они не то, чтобы вообще против развития, но требуют, чтобы их леса оставили в покое, ничего там не пилили и не строили без их согласия. А строят, между прочим, рудники, заводы, дороги...
.
Но лес для адибаси является естественной зоной обитания, местом, где можно добыть часть необходимых продуктов, да к тому же еще и местом обитания священных духов. Корпорации, скупая землю, выгоняют людей из деревень, рубят леса. Работа на фабрике для адибаси непривычна, тяжела, они не переносят городскую пищу, кроме того, в городах их подвергают дискриминации. Не стоит, впрочем, так уж сильно переживать за адибаси: их жизнь - это их выбор, ибо они неплохо осведомлены о состоянии современного общества. Они, например, никогда не знали таких прелестей, как кастовая система, брак по принуждению или брак по расчету, политическая диктатура или труд на фабрике.
.
Вся эта война против индустриализации, война полупервобытных общин, восстание силами небольших разрозненных отрядов, в ходе которого разрушают полицейские участки, строительную технику и мосты, очень сильно отличается от борьбы, которую некогда вела Компартия Китая под руководством Мао Цзедуна против китайского правительства.
.
С идеологией наксалитов, впрочем, все непонятно. Однако, в мире есть два больших крестьянских, преимущественно, движения, которые декларировали отказ от большевизма (маоизма) и заявили о поддержке автономии самоуправляющихся сельских общин. Это сапатисты в Мексике и PKK в Турции и Сирийском Курдистане.
.
Причем, если сапатисты используют довольно туманные формулировки, то лидер Курдской Рабочей Партии (PKK), Абдулла Оджалан, прямо объявил об отказе от маркизма-ленинизма и о переходе на позиции экосоциализма Мюррея Букчина. Последний является анархистом, сторонником самоуправления, сторонником конфедерации автономных общин и жестким противником большевистской государственной индустриализации.
.
В отличие от Индии, в Мексике и Курдистане речь идет о крестьянах, более-менее знакомых с современными орудиями труда, рынком, работой по найму в городах. Это не мешает им выдвигать идеи, близкие к либертарному (антиавтортарному) социализму (анархизму). Автономия отдельных общин и базисная (прямая демократия) не препятствуют конфедерализму, попыткам создания коллективных объединений для обработки земли (кооперативов) или объединению усилий для борьбы с общим противником. Хозяйственное и технологическое развитие не отвергается, скорее можно говорить о его мягких негосударственных формах.
.
***
.
Скорее всего, антиавторитарный потенциал курдского и сапатистского движений сильно преувеличивается их поклонниками на Западе. По имеющейся информации, PKK остается авторитарным движением (мнение курдских анархистов). Сапатистские общины в Мексике, по словам очевидцев, действительно обладают самоуправлением и независимы во внутренних делах, но вооруженная структура сапатистов (САНО), в свою очередь, независима от них и мы не знаем на что она способна и какими возможностями обладает.
.
Однако, если даже перемены в аграрных повстанческих движениях в Индии, Мексике, Турецком и Сирийском Курдистане поверхностны, факт тот, что они отклоняются от старых большевистских (маоистских) целей. PKK и сапатисты открыто заявляют о нежелании следовать практике государственной индустриализации, отстаивают развитие в рамках автономии самоуправляющихся местных общин, федерализм (конфедерацию) общин, экологию. И эти движения имеют довольно массовую поддержку крестьян.
.
Вряд ли такой поворот - случайность. Было бы дикостью и глупостью следовать сталинским или маоистским образцам сегодня, после того, как большевизм привел к голодоморам прежде всего именно в деревне, а своей главной цели - догнать Запад в развитии - так и не смог нигде добиться. Руины СССР и переход Китая к капиталистическому развитию - лучшее доказательство.  А если бы крестьяне Индии узнали, как поступил Сталин с крестьянами России, а Мао - с крестьянами Китая, они бы убили всех большевиков, каких бы только смогли обнаружить. (Именно деревня становится в большевистской системе главным донором для развития городов: например, в СССР 30-х государство отбирало у крестьян значительную часть продовольствия, заставило работать за небольшой паек и уничтожало всех несогласных, а изъятые продукты использовались для экспорта, чтобы купить за границей машины, а так же для того, чтобы кормить рабочих новых фабрик и элиту).
.
Большевизм - кровавый, бессмысленный тупик цивилизации. Но большевизм появился, как неправильный ответ на нерешенный вопрос. Население планеты растет, архаичные формы труда не позволяют резко увеличившемуся в численности человечеству выживать на этой планете. Существует необходимость развития технологий и науки, их внедрения, по крайней мере, в большинстве регионов планеты. Это происходит сегодня в городских центрах.
.
Но как быть с сельскими окраинами? Капиталистическая модернизация, равно как и большевистская, приносит неимоверные страдания крестьянству. Согнать людей с земли, вырубить леса, убить всех сопротивляющихся, убить голодом или непосильным трудом тех, кто не сможет приспособиться к работе в новых условиях, вот известный рецепт. Это не снятие накопившихся проблем, не лечение болезни, а убийство больного.
.
Думаю, я не изобретаю ничего нового, сказав, что существует другой рецепт, рецепт Маркса: замечания, высказанные им в предисловии к русскому изданию Манифеста. Смысл сказанного прост. Самоорганизация работников в странах Запада (напомню, что поздний Маркс рекламировал самоуправляющуюся Коммуну Парижа в качестве образца социальной революции в Европе) может сочетаться с самоорганизацией сельских общин в странах Востока; одно может и должно дополнить другое, обеспечив условия для развития новой общественной системы:
.
"Задачей «Коммунистического манифеста» было провозгласить неизбежно предстоящую гибель современной буржуазной собственности. Но рядом с быстро развивающейся капиталистической горячкой и только теперь образующейся буржуазной земельной собственностью мы находим в России больше половины земли в общинном владении крестьян. Спрашивается теперь: может ли русская община * — эта, правда, сильно уже разрушенная форма первобытного общего владения землёй — непосредственно перейти в высшую, коммунистическую форму общего владения? Или, напротив, она должна пережить сначала тот же процесс разложения, который присущ историческому развитию Запада?
Единственно возможный в настоящее время ответ на этот вопрос заключается в следующем. Если русская революция послужит сигналом пролетарской революции на Западе, так что обе они дополнят друг друга, то современная русская общинная собственность на землю может явиться исходным пунктом коммунистического развития".
Карл Маркс, Фридрих Энгельс
Лондон, 21 января 1882 г.
.
Если же неавторитарные общинные сельские движения в Азии и Южной Америке смогут развиться самостоятельно и, при этом, останутся более-менее изолированными, то им, вероятно, придется самим преодолевать изоляцию. С одной стороны, постепенно развивать местное производство, как это делают сапатистские кооперативы. С другой стороны, создавать ячейки своих единомышленников в городах.


P.S.

safe_image

Пример использования новейших технологий в небольшом кооперативе. Первая в мире солнечно-газовая электростанция полностью обеспечивает энергией израильский кибуц Самар (самоуправляющаяся община с коллективной собственностью, 250 человек). Электростанция - плод сотрудничества кибуца и исследователей из университета Тель-Авива.

Лекция


Представим себе, что победили бы в 1918-1919 г белые, и установили бы свое правление в России деникины и колчаки. Постреляли бы они и пересажали за несколько лет всех, кого считали революционерами: от правых социалистов - меньшевиков и эсеров, до большевиков, левых эсеров, анархистов, с-р максималистов, а так же представителей левых национальных движений.

Дальше больше. Пришлось бы победителям-белогвардейцам усмирять рабочих и крестьян, ибо распустились за время революции. Запретили бы беляки забастовки, распустили бы все органы рабочего самоуправления, профсоюзы ликвидировали бы или оставили бы самых лояльных и желтых, а крестьян стали бы пороть или бить.

Время было бы трудное. Вокруг России неспокойно, разные империи зубы точат. Пришлось бы белым победителям восстанавливать промышленность, строить новые заводы и перевооружать армию. Но так как с одной стороны казна после всех революционных событий опустела, а с другой стороны рабочие и крестьяне за время революции дух вольный обрели, ввели бы правители крепостной строй в деревне и в городах. То есть, всякий рабочий и всякий крестьянин был бы прикреплен к своей фабрике или к своему селу и без разрешения начальства покидать оную деревню или же менять работу не имеет бы никакого права. А то вздумает бежать в поисках лучшей жизни, а кто будет страну восстанавливать, а платить хорошо за работы правители и заводчики денег не имеют. Причем, как известно, заводчики в России были в ту пору (и не только в ту...) теми еще ворами и мошенниками, так что против большого своего желания пришлось бы государству взять на себя основную работу по восстановлению промышленности. И не было бы в этом ничего нового для России - так еще царь Петр Россию модернизировал: построив двести государственных мануфактур вместо прежних 20 и навел порядок железной рукой, чтоб не бунтовали. (Были или нет другие пути, этого мы не знаем, не исключено, что и были, но пошли вот этим вот путем).

Предположим, что за несколько десятилетий такой жизни удалось бы белым победителям восстановить старую промышленность и построить множество новых заводов. Дожили бы они до 50 х гг и передали бы власть потомкам. Тут во всем мире начался бы экономический подъем, потащив за собой и Россию. Стало бы чуть полегче. Отмени бы господа-юнкера крепостной свой строй. Году в 1956 ом. И даже реабилитировали бы некоторых казненных: времена ведь либеральные настали. А к 70 гг открыли бы в России огромные запасы нефти и на пару десятилетий страна бы получила поток нефтедолларов, благодаря которым развивали бы науку и покупали бы товары ширпотреба в Финляндии и муку в Канаде. Но потом все равно кризис (нефть упала в цене) новая революция и новый режим.

Да, и делаем еще одно допущение. Предположим, что режимы, очень похожие на российский, установились бы по всей восточной Европе, потом бы вместе с Россией рухнули все до единого.

Так вот. Давайте представим себе, что писали бы об этом современные марксисты? Я вам сейчас расскажу:

Товарищи! В 1919 году победила самая черная реакция. Генералы Деникин и Колчак устроили суровую диктатуру, которая привела к гибели дорогих наших товарищей Ленина, Троцкого и Зиновьева, не говоря уж о прочих социалистах. А какие громадные нарушения прав человека случились при белогвардейцах! Какие ужасные подавления национальных меньшинств - вспомните, как всех ингушей и карачаевцев с калмыками и крымскими татарами выслали в Казахстан и Сибирь. А что генералы сделали с борцами за независимость Украины и Грузии?! Оккупация этих независимых республик в 1921 г силами белой армии до сих пор лежит на нас, жителях России, несмываемым позором.

Но даже не это главное. Ведь самое страшное другое.

Вы только подумайте, товарищи - с 1919 по 1921 гг включительно и в 1932-1956 гг ввели беляки в России настоящий крепостнический строй, народ прикрепили в земле и фабрикам. Ввели запрет для большинства крестьян переезжать в города. С 1940 по 1956 гг запретили всем до единого работникам переходить на другую работу по своему желанию, а не по воле начальства. А знаете ли вы, что крепостничество - пережиток Средневековья? Что это только добуржуазная или самая ранняя буржуазная форма обращения с работниками, и что уже ранние успешные буржуазно-демократические революции 17-19 вв с крепостничеством покончили? Что вольнонаемный труд намного эффективнее, так это и сами буржуи и тогда признали, и теперь везде признают. И только наши реакционные генералы этого не понимали.

Конечно, мы помним, что при белых построили много новых фабрик. Так ведь и при царе Николае их строили. Но это же не отменяет того, что реакционеры они были и повели страну по самому реакционному пути, выбрав самые грубые, малоэффективные архаичные механизмы модернизации. Вы подумайте, дорогие товарищи: в 1932-1933 гг в результате политики этих горе-модернизаторов 7 миллионов человек погибло от голода. Разве жаль было свирепым кровопийцам и неумелым горе-модернизаторам простой трудовой народ? А знаете ли вы, что когда начался при белых новый круг модернизации, в 1930м году, уровень жизни рабочих и крестьян упал в несколько раз и на несколько десятилетий? Что до конца 50х гг не было у большинства жителей империи ни водопроводов, ни даже средств для борьбы с клопами?

И, наконец, самое главное. Напомним вам, что к концу 1980х, не только белая империя развалилась. А развалились все страны Восточной Европы, которые эту модель копировали. Из-за экономических трудностей. Выяснилось, что тот комплекс мер, которые предлагали для модернизации беляки, работает от силы пару-тройку десятилетий, позволяя достичь некоторых результатов, а потом все ломается. Так что никто в мире среди капиталистических акул - уж на что они нам не товарищи, а все же понимают эту истину - никто из них не станет больше копировать эту гадость.

Последнее преступление белых было в том, что они поставили страну в зависимость от нефтяной иглы. Вышло так, что не могла русская промышленность, созданная еще генералом Деникиным, предоставить России все необходимое (рабы не могут создать науку и технику, равные европейским), а чтобы это сделать, пришлось продавать в 70 гг все больше и больше нефти и газа и на валюту покупать необходимое оборудование для промышленности и продукты для простых жителей. Чем дальше, тем больше попадала несчастная страна в эту зависимость. И когда рухнули на биржах цены на нефть и газ, рухнула и наша экономика.

Так что, товарищи, нечему миру учиться у Ленина... ой, простите товарищи, оговорка вышла, у Деникина, конечно...

Белые у власти - это одна из самых чудовищных, архаичных и реакционных форм модернизации, известных истории 20го века. Белые создали режим, основанный (на протяжении десятилетий) на использовании несвободного (крепостного) труда. Это даже не 19 век передовых стран (Англии и Франции), это - глубокая архаика. Так же абсолютно реакционна и малоэффективна модель гипер-централизованной экономики, провалившаяся повсеместно (ее срок жизни - везде не более нескольких десятилетий).

Гибель Донбасса

Некоторые украинцы выступают за отделение от Украины Донбасса, чтобы получилась такая милая маленькая и более моноэтничная Украина, куда пошел бы иностранный капитал и иностранные инвестиции. Они указывают на экономическую неэффективность Донбасса (он получает огромные субсидии из госбюджета) и ментальную чуждость Украине (массивное присутствие совковых настроений и убеждений). Регионы- доноры Украины - Полтавская, Харьковская, Днепропетровская области и немножко Одесса. Но там про-майданные настроения куда сильнее, чем в Донбассе. Вместе с остальными регионами Западной и Центральной Украины может получиться более компактная, однородная нация, способная к модернизации, промышленному и технологическому обновлению европейского типа, подобно Чехии, Польше, Литве (эти страны бурно развиваются с начала 2000х). Некоторые украинцы идут еще дальше, ратуя за отделение Харькова, где наряду с сильными промайданными имеются и сильные антимайданные настроения. Я сейчас просто воспроизвожу эти аргументы, не значит, что я их поддерживаю.

Вообще, похоже, что на практике Донбасс будет уничтожен двумя правительствами - киевским и русским. Уничтожен не только военными действиями, но и экономической политикой. Для России Донбасс - кость в горле новой анти-российской Украины и способ ей максимально навредить, а так же пропагандистский козырь для работы с собственным населением, чтобы не подсело оно на иглу киевской майданной революции (на самом деле революцию в России провоцирует сейчас сильно приукрашенное СМИ изображение антимайдана, чего в Кремле, похоже не осознают). Кроме того, для РФ Донбасс - конкурент, в случае если он войдет в состав России. Конкурент русских угольных компаний и металлургии. Для Киева Донбасс - территория неудобная по социо-культурным причинам и, кроме того, пожиратель огромных дотаций. Вчерашнее решение украинского Кабмина о прекращении субсидий всем государственным промышленным проектам ведет к гибели Донбасса. Наконец, затяжная война способна отвлечь внимание украинцев от урезания социальных расходов, а так же от коррупции собственного правительства. (На самом деле положение с субсидиями не столь однозначно, субсидирование угольной отрасли не только дает работу 300 тысячам горняков, но и обеспечивает сравнительно дешевым углем различные сектора украинской экономики - металлургию, машиностроение и т.д.).

Рабочий класс Донбасса пока молчит, если не считать экономической забастовки в Краснодоне. Миллион рабочих и специалистов Донбасса, его шахтеры и металлурги, никак не поддерживают в массе своей антимайданные про-российские настроения (что хорошо видно и по краснодонской стачке, и по другим событиям). Антимайдан - это бунт силовиков, ментов и местных чиновников от Партии Регионов, поддержанный местными люмпенами, частью местного криминала и соседней державой. Голос кадровых рабочих и специалистов не слышен. Они молчат. Если бы они организовали свои рабочие комитеты, как во время стачки в Краснодоне, и попытались выступить в качестве ведущей социально-политической силы региона, они имели бы возможность повлиять на ситуацию. Их молчание подготовляет их исчезновение с карты мира. Вот так же молчал рабочий класс сирийского города Алеппо, 4х-миллионой агломерации, где было сосредоточено 50% промышленности Сирии. Теперь Алеппо в руинах.

Рабочий Бунт в Боснии и Пересмотр Итогов Приватизации

.
.
.
.




В Боснии третий день происходят массовые демонстрации. В крупнейших городах страны - Сараево, Тузле и Мостаре участники протестов поджигают правительственные здания. Хотя восставшие требуют отставки правительства, их гнев направлен против всего правящего класса. Как заметил один из демонстрантов: "выборы ничего не меняют и ничего не способны изменить, а для того, чтобы изменить ситуацию в стране, возможно придется действовать даже более радикально, чем сегодня". Основное требование протестующих - "пересмотр итогов приватизации" (1).

В Боснии показатели безработицы превышают 27%, это одна из самых бедных стран Европы. Но спусковым крючком стало решение правительства приватизировать государственные фабрики (что всегда ведет к дополнительному росту безработицы) и закрыть некоторые из них. Это вывело на улицы прежде всего рабочих, а так же студентов (в лишенной промышленности Боснии им ничего не светит).  То, что происходит сейчас - чисто классовый социальный рабочий бунт.  Именно бунт - стихийный и неорганизованный, во всяком случае нам ничего неизвестно о создании на предприятиях или в городских кварталах органов трудового самоуправления - регулярных собраний и подотчетных им рабочих комитетов (советов). До уровня восстания в Будапеште в 1956 ом (тогда буквально за несколько дней или недель была создана новая общественная организация - сеть советов, охватывающая все фабрики города) участникам боснийских событий пока далеко. Тем не менее, ничто не родится из ничего: люди раз за разом проходят через трудные испытания, обретая опыт самоорганизации и понимание некоторых ключевых вещей, включая соображения по смене общественной системы.

Боснийское движение представляется мне намного более осмысленным, чем выступления на Украине. При всем моем уважении к людям, собравшимся на Майдане, к их самоотверженности и борьбе против полицейского беспредела и диктатуры, абсолютному большинству украинских работников ни честные, ни бесчестные выборы не принесут ни счастья, ни процветания, о чем ярко свидетельствует опыт ряда других восточноевропейских стран, включая Боснию. В лучшем случае у украинцев получится отстоять некоторые права, вроде права на уличные собрания и свободное слово, что само по себе хорошо и правильно, но базовые проблемы не решает.


1. http://itar-tass.com/mezhdunarodnaya-panorama/946939

Вьетнам: Рабочий Бунт



По сообщениям СМИ восемь человек погибли, после того как тысячи строителей новой фабрики Samsung в северной Вьетнамской провинции Тай-Нгуен вступили в столкновения с охранниками. От 3 до 4 тысяч из 10 тысяч рабочих, строящих фабрику, подожгли контейнеры, используемые силами безопасности и громить автомобили и мотоциклы, после того как охранники избили рабочего до потери сознания.

Во Вьетнам смещается часть производств из Китая, так как во Вьетнаме рабочая сила столь же трудолюбивая, но более дешевая. По мере расширения масштабов и квалификации рабочего класса будут расти такие конфликты, как, собственно, происходит в Китае. Но с одной разницей- вьетнамцы - самый воинственный народ Восточной Азии.

Радикализм выступлений работников Вьетнама и Китая связан так же с тем обстоятельством, что у них отсутствуют легальные профсоюзные организации (официальные профсоюзы обычно выступают на стороне бизнеса или "сил правопорядка"). Поэтому работники никак не сдерживают свой гнев в ходе конфликтов с властями, а когда дело доходит до стачек, их обычно организуют неформальные авторитетные рабочие или неформальные собрания.