Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

В ПОИСКАХ БЫТИЯ;)






Здесь несколько лучших текстов, которые я написал:


Collapse )














Все что вы хотели знать об анархизме, но боялись спросить
Шучу. На самом деле не все, и даже не сотая часть. Анархизм неисчерпаем, как океан. Однако, я попробовал составить ряд небольших текстов, которые, как мне представляется, содержат возможные ответы на наиболее распространенные вопросы.
Насколько удачно получилось, судить читателям.
К чему стремятся анархисты, как они видят идеал будущего общества, как сочетаются анархизм и прямое действие, собственность, бюрократия, партии, профсоюзы, национальный вопрос и др.  В этом разделе будут появляться новые статьи.




Collapse )

Венесуэла - Апокалипсис сегодня

.
Ну это, конечно, нечто. Напомню, что массовое обнищание венесуэльцев и продовольственный кризис развиваются в стране, обладающей крупнейшими в мире разведанными запасами нефти, а так же тропическим и субэкваториальным климатом...
.
Так вот, левое правительство, которое довело страну до острейшего продовольственного кризиса (национализируя промышленность, в результате чего добыча нефти упало на 30%, и развивая аграрные госхозы, которые ничекго не производят (1)), и до инфляции в 750% (2), сегодня опирается на военных и вооруженные группировки гангстеров. Военные берут под контроль богатейшие недра страны, организуя свои компании, а гангстеров снабжают оружием. Правительство вооружает группировки чавистов, но целью не является спасение Венесуэлы от иностранного вторжения.
.
Боливарианское левое правительство имеет лишь одного врага сегодня - собственное население. Согласно последним опросам, 72% хочет выбросить Мадуро из президентского кресла до окончания его срока президентства (он заканчивается в 2019 г), тогда как военных (они поддерживают Мадуро) поддерживает лишь 2-6% населения. Напротив, Лоренцо Мендоса, один из богатейших людей Венесуэлы, владелец Polar Industries, получил одобрение от 92% жителей Венесуэлы (3).
.
Я не знаю, до какого состояния надо было довести народ правительству Единой Социалистической партии, что бы тот до такой степени проникся отвращением к ней и ко всему, что с ней связано, что почти единодушно готов поддержать капиталиста. С другой стороны, ЕСП милитаризует общество, раздавая оружие отрядам своих сторонников. Правда, сомневаюсь, что можно удерживать власть долго, опираясь лишь на штыки. Сейчас венесуэльцы, по свидетельству одного русского туриста, на все вопросы о тех или иных проблемах или сложностях отвечают: "Ну так коммунизм же, чего еще ожидать-то."
.
ЕСП использует не только идеи государственного социализма, но и национал-патриотическую риторику - разумеется, они противостоят американскому империализму и готовят, видимо, будущих партизан для защиты от него. Богатейшие недра и нефтяная зависимость, падение экономики в результате падения цен на нефть; национализация промышленности и падение производства в неэффективных госкомпаниях; включенный печатный станок и гиперинфляция... ну и конечно национал-патриотическая риторика, чтобы объяснить, что все беды из-за янки. А ведь, знакомо. И ой как знакомо...
.
P.S.
Автор заметки задает резонный вопрос. Масса т.н. левых во всем мире поддерживали курс Чавеса\Мадуро. Они намерены как-то отвечать за это? Разумеется, нет, как и многие левые, в прошлом поддерживавшие красных кхмеров и Пол Пота.
.
Прим.
.
.
1. Как рассказал глава оппозиции в парламенте Хулио Борхеса, за 17 лет правления Уго Чавеса Венесуэла национализировала более тысячи предприятий. Около 300 из них работают в продовольственной сфере, однако в настоящее время ни одно из них не выпускает продукцию. Помимо этого, на территории четырех миллионов гектаров сельскохозяйственных земель практические ничего не выращивается, что также послужило причиной голода. Парламент Венесуэлы призвал своего президента обратиться за помощью к ООН, чтобы продовольственная организация ФАО создало комиссию по оценке качества продуктов питания в стране.
.
2. Рост потребительских цен в Венесуэле в 2016 году ускорится более чем в два раза и достигнет 720 процентов. Об этом заявил директор департамента МВФ по Западному полушарию, сообщает Rambler News Service. Этот прогноз является наихудшим из делавшихся в отношении венесуэльской экономики (ранее инфляцию в 700 процентов прогнозировала инвестиционная компания Nomura Securities).
3. libcom.org/blog/news-bolivarian-gangland-09032016

Либертарный коммунализм и курды.

.
События в Бакуре (Турецкий Курдистан), где турецкое государство организовало волну насилия против курдского населения, способствовали ослаблению внимания к тому, что происходит в Сирийском Курдистане (Рожава). Турецкие власти расстреливают центральные районы городов из тяжелой артиллерии и убивают людей на мирных демонстрациях.
.
Тем не менее, в Рожаве происходят определенные изменения. Zaher Baher, курдский анархист, бывавший в Рожаве и поддерживающий курдское движение, пишет любопытные вещи.
.
Лидер курдского движения Абдулла Оджалан сейчас изолирован (раньше общались с ним). В следствие этого во-первых и в следствие событий в Турции и Сирии во-вторых, в Рожаве происходят определенные перемены. По мнению курдского анархиста, они весьма драматичны.
.
Во-первых курдские лидеры, связанные с PKK и близкими к ней организациями, постепенно переносят акцент на идеи "национального единства курдов". А оно включает и правые курдские партии, бизнесменов и т.д. Во-вторых, что до хозяйственных отношений, то представители Рожавы сейчас говорят о богатых инвесторах, которые поднимут экономику.
.
... Либертарный коммунализм, идеи которого развивал американский социальный исследователь и анархист Мюррей Бухчин и идеи которого во многом заимствовал курдский лидер Абдулла Оджалан, есть одна из самых умеренных реформистских версий анархизма. Бухчин не разрабатывал тему классовой борьбы в своих работах о коммунализме. Правда, он критиковал наемный труд, разделение людей в процессе труда на управляемых и управляющих. Но он полагал, что в современную эпоху классовая борьба утратила значение.
.
На смену классовой борьбе должна прийти борьба местной общины, территориальной самоуправляющейся коммуны. Люди (преимущественно небогатые местные жители, наемные работники, самозанятые, домохозяйки, студенты и т.д.) будут отстаивать свои интересы в борьбе с государством и крупными компаниями, в борьбе против загрязнения окружающей среды, в борьбе экологической (за чистую землю и воздух), в борьбе с несправедливыми налогами, точечной застройкой и т.д.
.
В процессе этой борьбы жители станут создавать кооперативы - коллективные экологически чистые производства, ориентированные на местные нужды. Так же они создадут альтернативные школы, центры обучения, обмена информацией и т.д. (это не пустые мечты, таков был реальный опыт некоторых массовых общественных движений в Германии и других странах Запада в 1960-1980 гг, например, огромного зеленого движения против строительства АЭС). В конце концов, труд станет служить интересам местной общины, ее собраниям. Производство будет переориентировано на местные потребности и подчинено целиком коммунальным собраниям. Для реализации более крупных проектов потребуется конфедерация общин, демократический конфедерализм.
.
Мюррей Бухчин, однако, не отвечает на вопрос, каким образом наемный труд вдруг исчезнет и с какой стати владельцы местных предприятий станут их передавать самоуправляющейся общине. Что помешает им, например, использовать свои деньги для того, чтобы покупать голоса хотя бы части ее населения? Кстати, именно так и происходило во многих древних автономных общинах, от средневековых городов, до русской сельской общины 19го столетия. Неясно и то, куда, собственно, денется централизованное национальное государство и с какой стати оно передаст местной общине свои функции. Бухчин настаивает на использовании местными коммунами прямого действия, радикального метода борьбы, но он так же допускает и приветствует участие активистов в муниципальных государственных выборах.
.
...Идеи Бухчина оказались заимствованы сторонниками Оджалана, курдским национально-освободительным движением, PKK, в период, когда идеи марксизма-ленинизма, большевизма (на которые прежде опирались Оджалан и PKK) утратили популярность. Почему это случилось?
.
Во-первых, развал СССР и крах других режимов, где господствовала идея тотально управляемой государством ультра-централизованной экономики, указали на то, что марксистско-ленинская модель экономки в современном мире нежизнеспособна.
.
Во-вторых, курды столкнулись с важной проблемой: никто в мире не был готов (и не готов до сих пор) признать независимое курдское государство. В чем тогда смысл борьбы за национальное государство курдов, если оно станет никем не признанной изолированной страной? В современном мире с его открытой экономикой рыночного типа, это неизбежно ведет к экономическому застою и деградации по образцу ДНР. К тому же, турецкое государство слишком сильное, чтобы можно было одержать над ним победу на поле боя. Но можно попробовать договорится с ним и с миром, сочетая вооруженную борьбу и переговоры. Договориться о компромиссном варианте. Если невозможна независимость, почему бы не попробовать добиться федерализации Турции (а так же Сирии) по образцу Ирака? Формально в Ираке сохраняется единое государство, но на самом деле курдские территории в Ираке независимы.
.
В-третьих, курдское движение попыталось вынести борьбу за пределы собственного этноса, усилив ее социальную и федералистскую составляющие. Если нельзя достичь независимости Курдистана, почему бы не попробовать договориться с другими национальными и религиозными меньшинствами Турции и Сирии? В конце концов, в турецком и сирийском обществе множество социальных и национальных противоречий. Курды - не единственные, кто может быть заинтересован в децентрализации и федерализации этих стран, в создании широчайшей местной, языковой, культурной и политической автономии для различных регионов. Как справедливо заметил по этому поводу один турецкий чиновник: "Курды отказались от идеи независимого Курдистана потому, что они хотят взять всю Турцию!"
.
И здесь идеи Бухчина оказались очень кстати.
.
Бухчин требовал отказа от национального государства и национализации, он требовал замены всего этого конфедераций самоуправляющихся местных коммун, регионов. Оджалан принял данную идею, но отчасти смягчил ее - конфедерация местных коммун должна сосуществовать с централизованным государством, находить с ним компромисс, забрав у него некоторые функции. Это относится и к Турции и к Сирии. Именно поэтому в Рожаве наряду с местным самоуправлением народных собраний существует государственность, а конституция Рожавы носит либеральный или социал-демократический характер и настаивает на сохранении Сирийского Государства, которое лишь нуждается в федеративном или конфедеративном устройстве. С точки зрения анархистов тут противоречие, но для Оджалана его нет.
.
Бухчин отвергает прямую борьбу наемных работников против хозяев, классовую борьбу; частный сектор должен каким-то образом раствориться в общей воле коммунальных собраний. Оджалан идет еще дальше: бизнес, использующий наемный труд, служит народу, если бизнес не носит монополистический характер, впрочем, когда-нибудь со временем он, да, полностью подчинится коммуне и растворится в ней.
.
Парадокс состоял в том, что идеи Бухчина заимствовало воинственное движение, герилья, десятилетиями выживавшая в сложном регионе, наполненном деспотическими государствами. Поэтому вместо розового ням-ням западных левых, мир увидел вооруженное движение, способное добиваться целей.
.
Но это - вооруженный реформизм. И постепенно противоречия, заложенные в ядре движения, вышли на поверхность.
.
Задачи национального противостояния турецкому государству и его сторонникам вышли на первый план в условиях курдского вооруженного восстания, отсюда идея национального единства курдов, не взирая на классовые отношения. Компромиссный характер движения, не связанного с классовой борьбой, допускает это и способствует этому. "Социальная революция в Рожаве" стала превращаться в обычное национально-освободительное движение. Вооруженные выступления турецких курдов похожи на обычное националистическое движение.
.
Все вместе привело к крушению многих прежних надежд. Турция - сильное централизованное государство, располагающее мощной армией. Из 80 миллионов населения страны курды составляют лишь 15 миллионов. Многие из них проживают в преимущественно турецких городах на Западе Турции, и лишь часть более-менее компактно - на Востоке и Юге Турции. Активизация вооруженной борьбы и курдского национализма напугала турецкое население и способствовало его сплочению вокруг Эрдогана, вызвав ответную вспышку турецкого национализма. Влияние ДПН (Демократическая партия народов), созданной курдами для привлечения более широкой, межэтнической поддержки, резко упало.
.
Любопытно другое. В отличие от анархо-синдикализма с его идеей революционных профессиональных ассоциаций, либертарный коммунализм оказался более-менее жизнеспособен в современном мире. Если все попытки возродить систему радикальных рабочих ассоциаций оказались тщетными (современные "анархо-синдикалисты" сумели создать лишь маленькие мирные легальные профсоюзы за черно-красной ширмой), то либертарный коммунализм стал системой, охватившей несколько миллионов человек в Курдистане, включая десятки тысяч вооруженных представителей местной милиции (и это не говоря о различных оккупаях в странах Запада). Быть может, животворный потенциал этой идеи не исчерпан? Быть может, либертарный коммунализм имеет шансы на воплощение в иных формах, чем это видели Бухчин и Оджалан? Кто знает...

Герберт Маркузе в 1968 г.

.
Герберт Маркузе - один из крупнейших леворадикальных философов 20го столетия. Он критикует марксистско-ленинскую идеологию, партии, централизм и парламентаризм. Маркузе выступает за общественную организацию в духе децентрализованных автономных идейных групп и рабочих советов. Он употребляет здесь для обозначения этой организационной формы самоуправления нейтральный немецкий термин Rat (т. е. орган прямой демократии, власти собраний коллективов предприятий или общественных движений и полностью подконтрольных собраниям выборных комитетов) который отличается от прижившегося на Западе термина Sowjets (Советы), используемого в основном для обозначения формы власти в Советском Союзе. Маркузе так же отмечает, что рабочий класс - это не только фабричные рабочие, но и высококвалифицированные наемные работники- специалисты:
.
"Я уже упоминал, что традиционные организационные формы — такие, как парламентская партия, — устарели. Я не вижу нигде ни одной партии, которая очень скоро не стала бы жертвой всеобщей, тотальной политической коррупции, пронизывающей весь политический мир. Мы не хотим никакой революционной политической партии, а также никакого революционного централизма и подполья, так как всё это — легкая добыча для усилившегося и эффективно действующего репрессивного аппарата...
.
То, что можно, кажется, противопоставить этим формам, — это совершенно открытая организация, рассыпанная на малые, в высшей степени гибкие и автономные группы, действующие повсюду на местах...
.
Именно в малых группах, которые сосредоточены на деятельности на местах и в которых заявляет о себе нечто, что по всей видимости станет основной организационной формой свободного социализма, а именно — малые советы (Räte)[3] работников физического и умственного труда, или Советы (Sowjets), если только это понятие можно еще употреблять, не думая о том, что в действительности случилось с этими Советами. Это нечто [малые советы. — Н.Д.] я бы охарактеризовал — и я говорю об этом со всей серьезностью — как организованную спонтанность.
.
...Мне кажется, что понятие «новый рабочий класс» схватывает и предвосхищает определенные тенденции, которые осуществляются непосредственно на наших глазах в современном капиталистическом процессе производства. Все чаще ведущие позиции в процессе производства занимают высококвалифицированные наемные служащие, технические работники, специалисты и так далее. Именно поэтому принадлежат они, согласно понятиям ортодоксального марксизма, к промышленному рабочему классу. То, что мы здесь наблюдаем, — и на это я хотел бы обратить внимание — это расширение потенциальной массовой основы (Massenbasis), которая выходит за границы традиционного промышленного рабочего класса и способствует появлению новых рабочих классов, увеличивая спектр эксплуатируемых.".

Я ВЫРАЖАЮ ТВОИ КЛАССОВЫЕ ИНТЕРЕСЫ!

Одно из самых странных мнений марксистов - это мнение, согласно которому то или иное государство или партия способны выражать или отражать интересы целого класса и управлять страной в интересах этого класса.
Например о великой французской революции: " На то и БУРЖУАЗНАЯ революция, для захвата инструмента нового передела (собственности - прим.) - государственного аппарата, в интересах нового класса."
Прежде всего, тут неясно, что такое интересы класса как целого. Класс - это миллионы разных людей с очень разными интересами и мнением о том как эти самые интересы защитить. Я слышал возражение такого плана, что вот весь бизнес-класс заинтересован в сохранении частной собственности. Но как же тогда объяснить, что Крупп и ИГ-Фарбен поддержали тех, кто силой уничтожил еврейские банки и бизнес, а французское рев. правительство пачками отправляло богатых буржуа на гильотину и устанавливало для них твердые цены на продукцию? Почему нефтяные компании оказались в руках госчиновников - друзей нашего любимого руководителя, да еще и забрали ряд предприятий у других собственников? Это тоже защита общеклассовых интересов или как.
Вообще, ни для кого не секрет, что отдельные группы лоббистов могут покупать голоса депутатов и волю правящих чиновников. Некоторые группировки ультра-богачей так влиятельны, что способны скупить полпарламента. Но их интересует именно защита своих частных бизнес-интересов, госзаказ, удобные им налоги или защита\захват определенных рынков, искусственные монополии на определенного рода деятельность и т.д., а не какая-то абстрактная защита общеклассовых интересов, на которые им глубоко плевать!
Потом, сами госчиновники, обладая громадной властью и коллективно управляя огромной собственностью, конечно же не являются простыми и чистыми проводниками каких-то общеклассовых интересов или даже интересов отдельных лоббистов.
Наконец, как вообще по вашему выглядит это отражение классовых интересов - это какая-то форма телепатии? А если нет, то о какой власти буржуазии как класса может идти речь?
Социалист Макс Шехтман, возражая троцкистам (они говорили что сталинская диктатура- рабочее государство, подобно тому, как диктатура Наполеона- буржуазное), писал, что когда у работников забирают оружие и организацию советов и вооруженных ополчений, то работники, не обладая ничем, а лишь продавая государству свою рабочую силу, превращаются в рабов. Так что, сталинское государство не рабочее именно потому, ибо в нем у рабочих нет никаких конкретных рычагов влияния на политиков. А вот бизнесмены, говорил Шехтман, даже при диктатуре сохраняют предприятия и деньги, что позволяет им влиять на военных и госаппарат.
Но даже это остроумное и во многом верное признание недостаточно для оправдания выдумки марксистов: тут влияние отдельных кланов бизнеса, а не всего класса буржуазии. Нигде и никогда целый буржуазный класс не был у власти.
А как же строгая законодательная защита государством частной собственности всех видов? Это происходит не везде, но в некоторых странах это так, от США до Сингапура. Возможно, это связано с прагматическими соображениями.
Правящие олигархические круги заинтересованы в создании эффективной экономики, чтобы противостоять другим государствам, а обеспечение защиты собственности позволяет это сделать. Опыт Третьего рейха или современных африканских и азиатских стран, где чиновники или крупнейшие бизнесмены могут легко отжать любой бизнес, крайне неудачен в плане экономических показателей и научно-технического развития. Но это не значит, что правящие группы всегда и везде в современном мире готовы защищать любую частную собственность.
Концепция, согласно которой некая узкая группа людей выражает и отражает интересы миллионов, поражает своей идеалистичностью и фантасмагоричностью вопреки заявленному материализму марксистов. Это какая-то платоновская республика мудрецов, постигших абсолютную истину человеческого существования, миллионов очень разных, противоречивых и изменчивых индивидов, лучше, чем сами эти индивиды.

Экономическая и политическая демократия

Экономическая и политическая демократия
Обратите внимание на любопытное противоречие, которое, как мне представляется, вытекает из Вашей системы взглядов. Прежде всего, если люди принципиально не способны коллективно управлять своим производством, то это означает, что они и страной управлять не могут, это задача ведь не менее сложная. Однако, в современном мире принято думать об управлении политической жизнью иначе. Но мне никак не понять, почему признается нелегитимной и несправедливой абсолютная монархия в политике, но признается легитимной абсолютная монархия собственника или топ-менеджера на заводе или в офисе. Если руководитель принимает ошибочные или невыгодные большинству решения, то масса людей теряет работу, но это Вы признаете нормальным. Нормальным в экономике но, почему-то, ненормальным в политике. Это удивительно!
Один из важнейших экономических интересов может быть сформулирован, как право формировать свою жизнь самостоятельно, как право принимать решения, от которых зависит Ваше благосостояние и не быть уволенным потому, что Ваш босс сделал ошибку в планировании или же ему просто не понравилось выражение Вашего лица. Точно то же самое в политике - многие людей не хотят зависеть от политических решений непредсказуемого диктатора, который почему-то решил развязать войну за тридевять земель или арестовать всех черноволосых и носатых... (Под демократией, впрочем, я здесь подразумеваю прямую демократию собраний и референдумов с зависимыми от собраний выборными органами самоуправления).
Но самое важное даже не это. Одной только неспособности управлять производством достаточно, чтобы абсолютное большинство людей не были подлинными хозяевами своей жизни, думаю, это очевидно. Предположим, что Вы правы, рассуждая об этой неспособности. Однако, если предположить, что это так, тогда к чему рассуждения о более или менее эффективных системах производства или общества? Если 99% людей не способны принимать сложные решения, участвовать в управлении, тогда от их мнения ничего не зависит. Нравится им или нет, но они будут жить так, как решат руководители. Зачем вообще тогда выяснять вопрос о более или менее эффективных экономических системах? Его все равно решит руководство. Как оно решит, так и будет. Если принять Вашу правоту, тогда сама дискуссия о том, какая общественная и экономическая система лучше для большинства, теряет всякий смысл.

Дмитрий Быков и Советский Союз

.
Дмитрий Быков хорошо известен современной либеральной и, шире, оппозиционной общественности, а его лекции о литературе вероятно слышали сотни тысяч людей. Одна из тем, затронутых им, Советский Союз и то, почему эта страна и ее общественный строй были, по мнению публициста, "прогрессивными".
.
Если изложить взгляды Быкова совсем коротко, СССР был проектом модернизации. Он стремился развивать науку и промышленность, строил современные системы образования и дороги, все это так же создало условия для развития литературы и искусства.
.
Были, по мнению Быкова, и негативные черты у данного проекта: репрессии, цензура, диктатура. Но все они связаны с заимствованиями консервативных черт российского прошлого. В будущем в той или иной форме возвращение к прогрессивному СССРовскому проекту неизбежно и необходимо.
.
Ход мысли прост: СССР был в целом прогрессивным, раз строил мосты, научные институты и развивал по-своему литературу. Но такие простые рассуждения плохо сочетаются со сложностью человеческой вселенной. Прогресс бывает разным.
.
Развитие науки, промышленности и образования, и даже попытки создания новых социальных отношений - отличительная черта Нового времени. Страны, которые отказываются делать это, обречены стать чужими колониями. Поэтому, весь путь цивилизации последних нескольких веков - постоянное обновление, радикальные изменения общества, государства, производства с целью обеспечения максимальной быстроты развития. Но делается это разными способами.
.
СССР - общественно-государственная система, основанная на принципах, схожих с древними деспотиями Востока (Китай эпохи Инь-Шан с его государственными ремесленными мастерскими, возможно, Третья Династия Ура). Государство контролирует хозяйство страны, процесс труда и распределение продукции, выступает не только в роли администратора, полицейского и военного, но так же в роли инженера и управляющего экономикой. Однако попытка построить подобную систему в условиях научно-индустриального общества столкнулась с серьезными проблемами и противоречиями.
.
Механизм современной экономики бесконечно сложнее древних аграрно-ремесленных обществ, живших преимущественно натуральных хозяйством. Постоянное усложнение процесса производства и распределения товаров привело к появлению государственной бюрократии чудовищных масштабов, поскольку она взяла на себя функции управления. В результате, централизованная система пришла к результату, прямо противоположному тем целям, которые стояли перед ней изначально: вместо научного планирования получился хаос.
.
Любые указания высшей власти искажались в отделах министерств и ведомств. Система создавалась на началах монополизма (для удобства планирования), но гигантские производственные объединения не были (в силу своего монопольного характера) заинтересованы во внедрении технических новшеств, куда эффективнее было добиваться роста цен на свою продукцию и улучшения финансирования (используя связи в ведомствах). Централизованное согласование управленческих решений с потребностями каждого из десятков тысяч субъектов экономики (от крупной электростанции до районной аптеки) в конце концов привело к управленческой пробке и дефициту необходимых населению товаров, когда никакие решения не могли уже быть приняты. Ответом на этот прогрессирующий паралич стало развитие горизонтальных связей между предприятиями и товарных обменов, т.е. рынка. В конце концов, усилившиеся в результате ослабления центра хозяйственные и региональные группировки разорвали страну на части.
.
Другой основополагающей чертой режима стал авторитаризм и жесткое подавление коллективных и индивидуальных прав и свобод. В руках государства оказались сосредоточены одновременно и политическая, и хозяйственная власть. Такая чудовищная концентрация власти в одних руках обернулась диктатурой, чью жестокость компенсировал лишь нарастающий хаос и безалаберность чиновников...
.
Ни СССР, ни какая-либо другая страна с подобной системой не смогли достичь качества жизни и уровня научно-технического развития Запада. Все они пришли к коллапсу. Одни были уничтожены революциями в конце 1980х гг, другие распались из-за противоречий между группами бюрократии регионов и\или ведомств, как СССР. Третьи же плавно перешли к либеральному капитализму, когда выяснилось, что ЦК компартии может великолепно использовать свои полицейские навыки в новых условиях, подавляя бунты рабочих и социальные протесты ради прибылей транснациональных корпораций.
.
Да, СССР был попыткой модернизации. Но данная ветвь модернизации оказалась тупиковой. Ее последствия везде одинаковы: диктатуры, экономическое отставание от более гибких модернизирующихся обществ, в конце - застой и коллапс.
.
Если существуют альтернатива капиталистической модернизации, она может быть связана лишь с иным измерением, с обществом безначалия и самоуправления, с кооперативно-синдикальной федерацией, о которой мечтали анархисты, левые эсеры, революционные синдикалисты или участники многочисленных кооперативных экспериментов: от России начала 20го столетия до некоторых израильских кибуцев и современных европейских коммун.

Жить в Швеции или в Бангладеш?

.
В современном мире есть несколько стран, где люди, по крайней мере большинство, получают достойную зарплату, хорошие медицинские услуги, их социальные права защищены, у детей отличные школы.
.
Более того, в школах преподают мультикультурность и уважение ко всем национальностям. При этом существует и относительная свобода слова - любой человек может ругать правительство, в том числе публично. Все это характерно для, прежде всего, стран Северной Европы, м.б. еще Австралии и Канады. Действительно, кажется, что по сравнению с жизнью в Африке, Бангладеш или в Беларуси Лукашенко, там - настоящий рай.
.
Но можно задать вопрос - а почему нигде, кроме
этих стран, подобного нет, и все попытки это создать ни к чему не привели?
.
Северная Европа - это страны, где международный капитал делает деньги, опираясь на высококвалифицированную рабочую силу. Только высококлассные рабочие и специалисты могут производить то оборудование, которое производят на экспорт Швеция и Германия, подготовка такой квалифицированной рабочей силы стоит очень дорого, в нее вкладываются большие деньги и так же дорого могут обойтись ее бунты и массовые протесты: эту рабочую силу трудно кем-либо заменить, и она не должна болеть или рано умирать.
.
В силу этого, а так же ряда других причин экономического и политического характера транснациональный бизнес и местные государственные чиновники выбрали именно такую политику в отдельных странах. Проблема в том, что это ИХ выбор, а не выбор трудящихся. Этими странами, так же, как всеми прочими, управляют чиновники и бизнес-элиты, а не рядовые работники. Реальная власть не у масс низового населения, а у верхов.
.
Работники не контролируют управление промышленностью, торговыми сетями, государством. Те, кто контролирует, - принимают решения. Сегодня их решения такие, завтра они могут быть другими. В Германии и Швеции уже проводятся неолиберальные реформы, связанные с ухудшением трудовых прав.
.
Один из руководителей Европейской конфедерации профсоюзов, Тадеуш Пато, отмечает: "В 1980-х в Германии 80% рабочих имели нормальные условия труда, то есть полный рабочий день и бессрочный контракт, тогда как все остальные формы труда, такие как неполный рабочий день, краткосрочные контракты, случайные заработки, были распространены крайне мало — временной занятости практически не существовало. Сегодня нормальные условия труда имеют лишь 50% трудящихся, и эта цифра уменьшается." (1)
.
В тех странах, где бизнес-элиты и чиновники не заинтересованы или меньше заинтересованы в наличии социальных и трудовых прав работников, они проводят иную политику, более жесткую, не похожую на Северную Европу.
.
Поэтому без создания системы безначалия, прямой трудовой демократии, без передачи власти на предприятии и в стране в руки собраний работников (студентов, пенсионеров и т.д.) и их советов делегатов, без всего этого, будет сохраняться отчуждение от принятия решений.
.
Любой предпочтет подвергнуться мягкой эксплуатации по-шведски, а не сгинуть в концлагерях Пиночета или на потогонных фабриках Китая, просто в рамках существующей мировой капиталистической системы, есть ли у него такой выбор?
.

Технический прогресс и индивидуальная свобода

.
.
.
.
.

Как соотносятся технический прогресс и индивидуальная свобода? Можно ли говорить о свободе личности как об экономическом, а не только политико-идеологическом факторе?
.
Марксисты-ленинцы обычно меряют прогресс в "тоннах чугуна и стали на душу населения в стране", в количестве рабочих мест, созданных на фабриках и т.л. При этом, поскольку они считают себя левыми, им очень не хочется признавать эффективность гитлеровского режима, создавшего 5 или 6 миллионов новых рабочих мест. Хотя именно этот режим вытянул Германию из Великой Депрессии, развивал некоторые современные технологии (ракетостроение, производство синтетического топлива и др.), построил сильное социальное государство. Услышав это, марксисты-ленинцы начинают обычно выкручиваться, рассказывая про "регрессивность" гитлеровской системы. Например, начинают рассуждать о том, что успехи социального государства Гитлера связаны с ограбление колонизированных рейхом народов. Это абсолютно верно и гитлеровский режим уже хотя бы только по указанной причине не имеет с нашей точки зрения права на существование. Однако, по мнению тех же марксистов, развитие Англии в 19 веке, оплаченное голодом колоний, из которых в метрополию вывозили продовольствие и прочие ресурсы, было вполне прогрессивным.
.
Или же марксисты-ленинцы занимают вдруг (сюрприз!) позицию гуманистов: оказывается производство в рейхе было травмоопасным, а вдобавок несчастных рабочих там иногда плохо кормили. И это тоже во многом верно. Но разве при Сталине рабочих города и деревни, инженеров и ученых кормили исключительно черной икрой, белыми грибами и разными паштетами? Голодомор или массовая гибель людей на "стройках коммунизма" вовсе не смущают большевиков. рассуждающих о прогрессивности сталинской индустриализации. Они либо ответят, что "так было нужно для развития промышленности" либо скажут: "не было никакого вашего Голодомора!". В любом случае они скажут, что "СССР прогрессивен, а Рейх - нет".
.
Они, конечно, лицемеры. И все же. Был ли прогрессивен Рейх? Или СССР? Для сторонников либертарного социализма, сторонников самоуправления работников и свободы слова, не существует зон, закрытых для критики. Марксисты-ленинцы уходят от вопроса о прогрессивности гитлеризма, боятся этого вопроса, потому, что в рамках их понимания прогресса, на этот вопрос не найти ответ, который их бы устроил политически.
.
Прогресс и развитие технологий
.
Да, производство чугуна, стали и бетона, строительство дорог и ракетостроение, были важны и необходимы столетие назад и остаются таковыми сегодня. В этом смысле Третий рейх и сталинский СССР способствовали прогрессу, развитию промышленности. Только вот, эти системы были разбиты в столкновении с более технически и научно-развитыми обществами Запада.
.
Сначала империи Запада - США и Англия, объединив усилия с Советским Союзом, разбили Германию и ее сторонников. Причем одним из факторов стал научно-технический перевес Запада. Атомные бомбы, которые американцы сбросили на Японию, были лишь вершиной айсберга, малой частью достижений американского ВПК, чьи преимущества перед Третьим рейхом и Японией становились все более явными к концу войны. Затем страны НАТО одержали верх над СССР в холодной войне (правда, на сей раз, не за 5 лет, а за 40 с лишним лет). Победили они, в частности, потому, что применяемые ими технологии были эффективнее, а производительность труда - значительно выше, чем в СССР. В попытке догнать и перегнать Америку, в ходе гонки вооружений, СССР надорвался экономически, и, в конце концов, развалился под тяжестью собственных противоречий. 70 лет, громадные природные и людские ресурсы - совсем неплохо для того, чтобы продемонстрировать возможности системы, существовавшей в Советском Союзе. Результат налицо - она оказалась неэффективна (1).
.
Западные державы, США, Англия и другие, не были и не являются оазисом индивидуальной свободы. Там тоже есть цензура. Не были и не являются эти страны демократическими - реальная власть в них принадлежит банкирам и чиновникам. Но все же граждане этих государств обладают бОльшей свободой критики, чем в Советском Союзе или в Рейхе, более свободны в том, что касается перемещений и обмена информацией, доступа к различным исследованиям и мнениям. Бюрократизм огромных американских компаний (можно сравнивать их с индустриальными гигантами СССР и Рейха) соседствует с динамизмом маленьких лишенных бюрократии коллективов инженеров и ученых. В современном мире такие коллективы называют стартапами; количеством стартапов измеряется успех экономики (разумеется, это - лишь один из показателей).
.
Это относится не только к США. В мире одну из ведущий позиций по стартапам занимает Израиль; его успехи в войнах с арабами - отнюдь не только результат американской военной и финансовой поддержки, но и результат использования новейших технологий. И так обстоят дела не только в военной области. К примеру, работник израильского сельского хозяйства кормит около 80 человек, а работник сирийского - двух или трех. Сегодня глупые арабы проклинают Америку с ее империализмом, а умные арабы (не испытывающие никаких симпатий к американскому и израильскому империализму) все чаще задают вопрос: как так получилось, что в Средние века приблизительно 9 из 10 ученых были арабами, и, в лучшем случае, лишь один - европейцем, а сегодня - все наоборот? Думаю, мы не ошибемся, если скажем, что одна из причин - огромная неэффективная государственная бюрократия, управляющая обществом и значительной частью экономики арабских стран, ограничивающая свободу слова.
.
Свобода личности как фактор развития
.
Индивидуальная свобода - тоже ресурс, причем именно экономический ресурс, как и чугун, как и сталь. Повторим снова: США и Англия - не рай свободных людей. Но их преимущество над СССР и Рейхом в области личной свободы не подлежит сомнению. Свобода критики, свобода передвижений, свобода обмена информацией, свобода от бюрократии, позволяющая создать творческий хаос в небольшом коллективе (девять из десяти таких коллективов сработают вхолостую, тогда как десятый наткнется на гениальную идею, способную изменить человеческую вселенную).
.
Идеи - тоже экономический ресурс. Для того, чтобы генерировать новые идеи, нужна свобода. Чем дальше, тем больше успех страны, коллектива, общества, связан с новыми технологиями, со способностью данной страны, коллектива и общества генерировать и воплощать в жизнь новые идеи. А с этим в СССР и Рейхе дела обстояли значительно хуже.
.
Быть может важнейшее измерение свободы - свобода распространения информации. Все более плотная сеть информационных и социальных связей охватывает мир. Все больше человечество превращается в единый организм, в могущественный коллективный интеллект. Ни в коем случае не в том смысле, что каждый индивид растворяется "в общем разуме". Совершенно напротив: от способностей каждого индивида зависит успешное функционирование системы в целом.
.
В то же время, как писал современный итальянский леворадикальный исследователь Антонио Негри, невозможно представить себе современное производство выключенным из мировой сети, до такой степени важна сеть для его функционирования. И даже более того: значение связей выросло настолько, что, в каком-то смысле, уже не индивид, а сама сеть генерирует новые идеи. У закрытого изолированного общества, где вопрос о наличии друзей\родственников за рубежом или о наличии родственников-евреев может стать определяющим не только в плане карьеры, но и в плане физического выживания, у подобного общества в современном мире шансов нет никаких.
.
Либертарный социализм (анархизм) и прогресс
.
Мы далеки от идеализации современной общественной системы, либеральной демократии и рынка. Один из ведущих теоретиков небольшевистского социализма, эсер Виктор Чернов, писал в своей работе Конструктивный Социализм, что капиталистическая система, создавая условия для роста производства и научных исследований, часто лишает исследователя подлинной радости творческого труда, направляя все его усилия, в конченом счете, на извлечение прибыли. Именно этим определяется позиция руководства любой, даже небольшой компании.
.
Удивительная мощь творческого интеллекта контролируется в условиях капитализма низкими мотивами, прибылью частного лица, собственника, творческий дух изуродован "грязным материализмом буржуазной культуры", это "мощь в плену у немощи беззубой". "Капитализм, - пишет Чернов, - ассимилировал работников экстра-квалифицированного труда очень просто, он расценивал их услуги звонкой монетой соответственно способностям, возбуждая их соревнование золотой ставкой... в области бега в запуски". Исключительные же таланты в этой области он "втягивал в себя", совершенно превращая талантливых инженеров, архитекторов и т.п. в равных себе капиталистов. "Нет, не таким путем социализм приобретет нужную ему интеллигенцию. Он должен завоевать ее духовно и морально". Возможности для такого завоевания Чернов находил в освобождении творческого интеллекта из-под ига бизнеса и в конструктивной работе автономных от собственников и государства организаций работников физического и умственного труда - самоуправляющихся профессиональных объединений работников, кооперативов и т.д.
.
Будучи в определенной мере согласны с Черновым, мы хотели в этой заметке обратить внимание, прежде всего, на то обстоятельство, что у прогресса есть множество измерений. Системы, добившиеся определенных успехов в области материального производства - Третий рейх и СССР, отстали от конкурентов в других областях. В том, что касается интеллектуального развития, путь закрытых обществ оказался тупиковым. В итоге закрытые общества проиграли конкурентам и были "отбракованы" историческим процессом.
.
***
.
Либертарный социалистический проект вырастает из непрофсоюзного классового движения, основанное на принципах самоуправления (автономии рабочих комитетов, прямой демократии) и отказа от бюрократии. Только такое движение способно стать ядром будущих социалистических преобразований. Их смысл не в замене одних политиков другими, не в проведении очередных парламентских или президентских выборов, не в национализации (огосударствлении) или приватизации промышленности. Их смысл в социализации (обобществлении) экономики и превращении общества в безгосударственную федерацию самоуправляющихся трудовых коллективов, рабочих советов.
.
Но без полной свободы слова и критики, свободы собраний и шествий, свободы веры и неверия, такой проект окажется совершенно нежизнеспособным. Если в самоуправляющейся федерации анархистских коммун и трудовых коллективов людям станут грубо затыкать рот, ей - конец. Если либертарные социалисты и анархисты не смогут обеспечить бОльшую свободу слова и более плодотворный обмен идеями, чем при капитализма, они окажутся ровно там же, где в итоге оказались большевики. Они отправятся туда, куда когда-то отправил своих оппонентов большевик Лев Троцкий, "в сорную корзину истории".
.
Примечание
.
1. Об отставании СССР пишет современный исследователь Мануэль Кастельс : "Советский Союз полностью прозевал начало эволюции персональных компьютеров, как, собственно, прозевала его и IBM. Но, в отличие от ШМ, проектирование и производство собственного PC, подозрительно похожего на Apple One, у Советского Союза заняло более десятилетия. На другом конце спектра, в компьютерах высокой мощности, которые должны были быть сильным местом этатистской (т.е. полностью контролируемой государством - прим.) технологической системы, максимальная совокупная мощность советских машин в 1991 г., когда был достигнут пик производства этих компьютеров в СССР, была более чем на два порядка ниже, чем мощность машин одной Cray Research. Что же касается решающего элемента технологической инфраструктуры, то оценка советской телекоммуникационной системы, сделанная Дианой Дусетт в 1992 г., также показала ее отсталость по сравнению с системой любой крупной индустриальной страны. Даже в ключевых военных технологиях к концу 1980-х годов Советский Союз сильно отставал от США. Сравнение военных технологий США, НАТО, Японии и СССР, проведенное Министерством обороны США в 1989 г., показало, что Советский Союз оказался наименее развитой страной в 15 из 25 оцененных технологий и не имел паритета с Соединенными Штатами ни в одной технологической области. Оценка военной технологии, проведенная Маллере и Деляпортом, подтверждает этот факт (53)... Мощная и хорошо оснащенная Академия наук была институтом, ориентированным строго на исследования по своим собственным программам и критериям, не связанным с нуждами и проблемами промышленных предприятий72. Лишенные возможности полагаться на работу Академии, предприятия использовали исследовательские центры своих собственных министерств. Поскольку любой обмен между этими центрами требовал формальных контактов между министерствами в плановом порядке, центры прикладных исследований также не имели связи друг с другом. Это строго вертикальное разделение, навязанное институциональной логикой командной экономики, не позволяло "учиться на практике" (learning by doing), что имело критическую важность в стимулировании технологической инновации на Западе. Отсутствие взаимодействия между фундаментальной наукой, прикладными исследованиями и промышленным производством привело к крайней жесткости производственной системы, отсутствию экспериментирования в научных разработках и к узкому применению научных технологий в ограниченных областях именно в тот период, когда развитие информационных технологий опиралось на постоянное взаимодействие между различными технологическими областями на базе их коммуникаций через компьютерные сети... Доступ к международному научному сообществу оставался очень ограниченным и доступным только избранной группе ученых, над которыми осуществлялся строгий надзор. Отсюда следовало отставание в научном "перекрестном опылении". Исследовательская информация фильтровалась, распространение открытий контролировалось и было ограничено. Бюрократы от науки часто навязывали свои взгляды новаторам, находя поддержку в политической иерархии. Присутствие КГБ в крупных научных центрах было по-прежнему всеобъемлющим, вплоть до конца советского режима. Воспроизведение информации и свободная коммуникация между исследователями и внешним миром долгое время оставались затрудненными, составляя огромное препятствие для научной изобретательности и распространения технологий. Следуя гениальной догадке Ленина о контроле над производством бумаги в качестве базового средства для контроля над информацией вскоре после революции, печатание, копирование и обработка информации, машины для коммуникаций оставались под жестким контролем. Пишущие машинки были редкими и за ними тщательно следили. Доступ к машинам для фотокопирования всегда требовал допуска от служб безопасности - две заверенных подписи для русского текста и три заверенных подписи для нерусского текста. Использование междугородных телефонных линий и телекса контролировалось в каждой организации специальными процедурами, и само понятие "персональный компьютер" объективно подрывало советскую бюрократию, в том числе и научную. Распространение информационной технологии как в машинах, так и в ноу-хау едва ли могло иметь место в обществе, где контроль над информацией играл решающую роль для легитимности государства и для контроля над населением. Чем больше коммуникационные технологии делали внешний мир доступным воображению советских граждан, тем более становилось объективно разрушительным дать такие технологии населению, которое, по большей части, перешло от подчинения террору к пассивной рутине на основе недостатка информации и альтернативных взглядов на мир. Так, по самой своей сущности, советский этатизм не позволил себе распространения информационных технологий в социальной системе, а без этого распространения информационные технологии не могли развиваться за пределами специфических функциональных целей, назначаемых государством, делая невозможным процесс спонтанной инновации путем использования сетевых взаимодействий, которое характеризует информационно-технологическую парадигму. Таким образом, в ядре технологического кризиса Советского Союза лежит фундаментальная логика этатистской системы (в данном случае имеется в виду система, в которой экономику контролирует государство - прим.): подавляющий приоритет военной мощи; политико-идеологический контроль над информацией со стороны государства; бюрократические принципы централизованно планируемой экономики; изоляция от остального мира; неспособность технологически модернизировать некоторые сегменты экономики и общества, не изменяя всю систему, в которой такие элементы взаимодействуют друг с другом. Последствия этой технологической отсталости в тот самый момент, когда развитые капиталистические страны были вовлечены в фундаментальную технологическую трансформацию, имели большое значение для Советского Союза и, в конечном счете, стали одним из главных факторов, приведших к его развалу"