Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Быков и Лолита

.
Я никогда эту вещь не понимал и не понимаю, с чем связана ее популярность: то ли это результат скандальности книги (особенно, по нынешним временам), то ли что? Быков довольно убедительно доказывает что это глубокое внутреннее от Набокова, у которого, оказывается, в творчестве много где разбросаны педофильные темы и резонно замечает, что писатель не пишет никогда о том, что его не волнует. В таком случае, роман - пример сублимации и самоизлечения, довольно успешного. Тогда Набоков крут, не меньше, чем математик Нэш, излечивший себя от шизофрении. А что дальше?
.
А дальше, Быков подводит слушателя к мысли, что в итоге герой почувствовал настоящую любовь к Лолите, хотя той уже 17 лет, уже не нимфетка, не ребенок. И ему даже уже все равно, что она не ребенок. Для Набокова любовь - нечто больное, изломанное. Для того, чтобы обрести истинную чистоту любви, надо пройти через страдания, мучительные переживания и очищение Это я понял и в книге это есть, и, наверное, Быков прав. И уж для русской литературы данная тема совсем не нова.
.
Для меня осталось загадкой другое: что же он в ней любит? Это совершенно необъяснимо. Вожделение-то можно испытывать к чему-угодно, хоть к тумбочке, раз такие фиксации у него. Да, сексуальная природа способна на удивительные причуды. А вот как может взрослый европейский писатель влюбиться в Лолиту, я, правда, не понимаю. Пустая скучная american girl (что в 13 лет, что в 17).

Про любимые книги

Прочитал про флэшмоб о книгах, но я его поддерживать не буду, лучше напишу просто о своих любимых книгах. Некоторое время назад решил составить список литературных произведений, которые в данный момент кажутся мне наиболее привлекательными. Список не полный, к примеру, не стал включать в него Проселок Хайдеггера и Проповеди Экхарта, ибо насколько литература, а насколько иное (философия? мистика?), вопрос спорный... так же не включены Озарения Рембо,  некоторые творения Бенна, о поэзии может напишу когда-нибудь отдельно... Из русских поэтов любимые Мандельштам и Бродский. Есть так же и то, о чем не пишу, ибо секрет.

Итак, любимое;)

Акутагава- Зубчатые Колеса, Жизнь Идиота
Борхес - Все круто, но это совсем особое что-то... не могу выделить конкретное, все что написал этот автор, представляется мне главами одной странной книги.
Гессе - Степной Волк
Жид - Фальшивомонетчики
Кафка - Новеллы, рассказы, роман Процесс
Мисима - Золотой Храм, Исповедь Маски
Селин - Путешествие на край Ночи


Утопии-Антиутопии

Бойе - Каллокаин
Оруэлл - 1984
Платонов - Чевенгур


Фантастика

Бредбери- Марсианские Хроники
Катнер - Лучшее время года
Лем - Солярис, Возвращение со звезд
Шекли - Координаты Чудес


Дополнительно. Политика, социальная философия

Бакунин - Федерализм, социализм и антитеологизм, Бог и государство
Бауман - Глобализация, Индивидуализированное общество
Дебор - Общество Спектакля
Дове - Когда гибнут восстания
Михайловский - Что такое прогресс?
Нестроев - Из дневника максималиста
Ницше - О пользе и вреде истории для жизни
Рот - Возвращение пролетариата и др. статьи
Рюле - Основные вопросы организации
Сорель - О насилии
Чернов - Конструктивный социализм

Литература и левые эсеры


Весьма печальный факт: когда люди говорят о поэтах, писателях России. которые приняли и поддержали русскую революцию, это сразу ассоциируется с большевизмом и большевиками. Но поддержать русскую революцию и поддержать большевизм - две большие разницы, как говорят в Одессе.

Например, записать члена ПЛСР (Партия Левых Социалистов-Революционеров) Есенина, смпатизировавшего Махно крестьянского поэта, в, упаси боги, "большевистские" авторы - это беда. Хотя, справедливости ради, заметим, что Есенина привечал Лев Троцкий, лидер большевиков, первый из их руководства, оседлавший национальную почвенную тему и сам Есенин писал, порой, про-большевистские тексты. Но Есенин - не единственный пример

Евгений Замятин - автор романа Мы, написанного в 1920 м году. Эта книга - первая великая антиутопия 20го столетия, наряду с произведениями Оруэлла. В СССР 20х книга стала причиной репрессий против писателя. В романе Мы повстанцы борются за "четвертую революцию", которая призвана освободить человеческую личность уже не от оков частной собственности (этого добились предыдущие революции), а от власти тоталитарного государства: намек на концепцию "третей революции", антитоталитарной антибольшевистской революции левых эсеров и анархистов.

В 1919 году Замятин вместе со многими известными деятелями искусства (А. А. Блок, А. М. Ремизов, Р. В. Иванов-Разумник) был арестован во время инициированных левыми эсерами крупных антибольшевистских рабочих выступлений на заводах Петрограда (левые эсеры не были мирными легальными забастовщиками: их борьба не ограничивалась экономическими требованиями, она велась за свободные выборы в советы и за ликвидацию монополии большевиков на власть и велась она радикальными методами, левоэсеровские рабочие дружины применяли оружие). Арест не был случайностью. Хотя все эти деятели культуры не имели отношения непосредственно к выступлениям питерских работников, они имели самое прямое отношение к левым эсерам.

С 1916 вокруг известного литератора Иванова-Разумника начала образовываться неформальная группа "Скифы", тяготевшая к левому крылу эсеров; в неё входили А.Белый, А.А.Блок, С.А.Есенин, Н.А.Клюев, Е.Г.Лундберг, О.Д.Форш и др. А в 1919-1924 годах в России действовала Вольная Философская Ассоциация, Вольфила, тесно опекавшаяся левыми эсерами, с ней сотрудничал еще более широкий круг писателей, деятелей культуры, социальных мыслителей. Некоторые сотрудничали в печатных органах партии левых эсеров — в литературном отделе газеты "Знамя труда" и в журнале "Наш путь".

Конечно, нельзя сказать, что все они стояли на партийных позициях, хотя, например, Иванов-Разумник являлся членом ЦК ПЛСР. Но все они в той или иной мере сочувствовали революционному небольшевистскому социализму лср, основанному на идеях самоуправления, свободе личности. Достаточно вспомнить блоковских Скифов - великолепный гимн русской революции, который является ничем иным, как поэтическим изложением программных тезисов левых эсеров. Неслучайность и то, что Скифы, как и поэма Двенадцать были впервые напечатаны в издательстве левых эсеров.

...Все повторится, когда понятие "революция" отчиститься от совкового металлического привкуса. И тогда, возможно, творчество поэтов, писателей, ученых, философов из Скифов и Вольфилы станет ближе и понятнее многим людям.

P.S.
Важная роль в открытии влияния левых эсеров на русскую литературу принадлежит современному историку Ярославу Леонтьеву. А со взглядами их можно ознакомиться здесь:

Антиавторитарная доктрина левых эсеров
http://shraibman.livejournal.com/1057028.html

Наталья Климова: Жизнь и Борьба

.
.
.
.


1005755998


Книга историка Григория Кана об одной из наиболее выдающихся женщин-революционерок 20го столетия. Наталья Климова была одним из руководителей Боевой Организации эсеров-максималистов (про-анархистского течения эсеров) и организатором взрыва дачи Столыпина. Книга написана легко, читается на одном дыхании, и в то же время это серьезная научная работа. Просто персонаж уж очень привлекательный и обаятельный.

"Несмотря на столь страшную страницу ее биографии, почти все ее современники, в том числе и далекие от революции, говорили и писали о Климовой не просто с симпатией, а даже восторженно (эти многочисленные отзывы мы еще не раз процитируем). Эсер В. М. Зензинов, автор двух статей о Климовой, частично носящих мемуарный характер, имел достаточные основания сделать следующий вывод: «Хорошо лично знавшие Наташу Климову <…> — все отзываются о ней с восхищением. Это была девушка большого очарования, большой духовной и физической красоты. <…> Никто не мог пройти мимо нее, не обратив на нее внимания. Она всех очаровывала — даже всех женщин, которые ее знали, а это нечасто встречается, если речь идет о красивой девушке»".


Об эсерах-максималистах можно прочесть здесь:
http://shraibman.livejournal.com/1019842.html
http://shraibman.livejournal.com/273280.html
http://shraibman.livejournal.com/975309.html
http://shraibman.livejournal.com/272267.html

Подлинные цвета еврейского флага

Комментарий laplandian


Эти цвета соответствуют четырем основным духовным мирам: Ацилус (Ацилут), Брия, Йецира и Асия. Белый цвет обозначает мир чистых божественных эманаций; красный - мир ангельских светов по ту сторону пространства и времени, зеленый - мир более приближенных к материальности динамических ангельских существ, черный - материальный мир. Те же цвета соответствуют также четырем уровням бытия: человеческому, животному, растительному и неживому. Кроме того, белый цвет соответствует принципу Хесед (неограниченной доброты), красный - принципу Гвура (сила, дисциплина, огранические), зеленый - принципу Тиферес (гармония и истина, диалектический синтез добра и силы).
FlagJew



Именно эти цвета систематически фигурируют в книге Зоар и прочих основополагающих еврейских эзотерических текстах. Очень вероятно, что их можно соотнести с исламской и суфийской символикой. Суфийская схема духовных миров (Хахут, Лахут, Джабарут, Малякут, Насут) практически идентична каббалистической, но я не знаю подробностей цветовых соответствий.



Малякут более-менее соответствует Йецире и в обеих традициях ассоциируется с зеленым цветом. Некоторые эзотерики, впрочем, толкуют слово ירוק (обычно "зеленый") как желтый или золотой цвет солнца. Эти миры - это не нечто внешнее или потустороннее. Они находятся внутри человека, а точнее на разных уровнях соотношения бытия и сознания.


Любопытно, что цветовая символика в традиционной еврейской литературе соответствует практически в точности распространенной в исламе. Это видно даже в некоторых каббалистических росписях старинных синагог, напоминающих буддийскую мандалу. Цветовая гамма от черного цвета восходит к белому через зеленый и красный:

sinag

Запрещенная в Китае книга

Обложка книги «Xinyang Shijian» («Событие в Синьяне»), рассказывающей о страшном   голодоморе в Китае, созданном китайским коммунистическим режимом
Обложка книги «Xinyang Shijian» («Событие в Синьяне»)


Китай. В течение многих лет китайские исследователи-волонтёры собирали информацию о голодоморе 1959—1961 гг, от которого по разным данным погибли от 30 до 40 млн человек.



Результаты этих исследований были систематизированы в книгу «Xinyang Shijian», изданную недавно в Гонконге издательством Open Magazine. В книге рассказывается о том, что этот голод был совсем не природным бедствием, а созданным искусственно коммунистической партией Китая и лично Мао Цзэдуном.

Исполнительный редактор издательства Open Magazine Цай Юнмэй в интервью корреспонденту телеканала NTD рассказала: «После прихода к власти компартии в Китае произошло очень много крупных бедствий, вызванных искусственными факторами. Одно из самых крупных – это голодомор, во время которого погибло несколько десятков миллионов человек. Информация об этом отрезке истории много лет является табу в континентальном Китае».

В Книге «Xinyang Shijian» («Событие в Синьяне»), изданной в апреле этого года, рассказывается о большом бедствии людей в провинции Хунань, произошедшем 50 лет назад. В одном из районов за год население сократилось с 6 до 1 млн человек.

Далее г-жа Цай рассказала, что в те годы район Синьян был местом начала создания компартией народных коммун, и также стал местом начала распространения голодомора.

Автор книги Чао Бэйхуа является бывшим профессором партийной КПК провинции Хэнань. Собирая материал для книги, он посетил более 10-ти городов и уездов, ему также удалось получить доступ ко многим засекреченным архивам и многим официальным материалам компартии, рассказала г-жа Цай.

В книге написано, что в период с октября 1959 года по ноябрь 1960 года по всей провинции от голода умерло более 2 млн человек.

Этот голод, начавшийся во время периода «Большого скачка», проводимого Мао Цзэдуном, сейчас в Китае называют «3 года природного бедствия», хотя причины его отнюдь никак не связаны с природой. Г-жа Цай рассказала, что были годы, когда в деревнях создавались «народные коммуны» и от крестьян требовалось не только в кратчайшие сроки собрать нереально большой урожай, но и давать планы по выплавке стали. Именно район Синьян Мао ставил в пример остальным, поэтому с целью угодить вождю местные власти фабриковали данные о выращенных зерновых и выплавленной стали. По всей стране происходило то же самое. Чтобы реальная ситуация хоть немного соответствовала отчётам о перевыполненных планах, местные чиновники усиливали поборы с крестьян, обвиняя их в укрывательстве и воровстве зерна.

«Когда начался голод, никому не разрешали готовить еду и кушать отдельно, ели только вместе. Если кто-то был замечен дома жующим что-то, то в большинстве случаев его забивали до смерти. Когда убивали взрослых, то их дети потом постепенно умирали от голода. Самое ужасное было то, что никому не разрешали уезжать из Синьяна. Многие пытались бежать, но вся территория вокруг была заблокирована полицией и солдатами. Мао требовал, чтобы народные коммуны были самодостаточными, поэтому была запрещена доставка продовольствия извне. Вплоть до сегодня китайские власти не сообщают никакой информации о числе погибших от голода в те годы», – рассказала Цай Юнмэй.

«Как может партия, от неумелого руководства которой погибли миллионы человек, всё ещё оставаться у власти? Мао Цзэдун, ставший непосредственным виновником смерти этих людей, увековечен и его портрет всё ещё находится на главной площади Пекина», – закончила свой рассказ г-жа Цай.

http://www.epochtimes.ru/content/view/25929/4/

На ту же тему. Большой Голод в Китае.
http://newsland.com/news/detail/id/1062163/

ОБ ОШИБКАХ УРСУЛЫ ЛЕ ГУИН И ОБ ИХ ПОЛЬЗЕ


Я не во всем согласен с автором заметки. Мне кажется, что общество, о котором идет речь, не является антиавторитарным социалистическим  (анархистским) обществом, и не является переходной ступенью к нему, а является эксплуататорской системой. Но с большинством выводов автора я согласен и, наверное, если бы взялся писать о книге Обездоленные, написал бы о ней примерно так же.





Оригинал взят у wwp666 в ОБ ОШИБКАХ УРСУЛЫ ЛЕ ГУИН И ОБ ИХ ПОЛЬЗЕ

Роман Урсулы Ле Гуин «Планета обездоленных» довольно широко известен в левацких и особенно в анархических кругах. Тем более, что в нем сделана попытка изобразить не просто альтернативное, а именно анархическое общество, построенное на основе анархической теории. Вообще желающие могут найти переводы этой книги в Интернете, однако, чтобы не нагружать читателя лишней работой, мы кратко перескажем содержание книги. Причем перескажем его так, как будто бы Ле Гуин изобразила именно то, что она хотела изобразить. О том, почему и в чем это не так, мы скажем ниже.

Collapse )

ЖЕЛЕЗНЫЙ СОВЕТ












Чайна Мьевиль



Книгу современного британского писателя Чайны Мьевиля Железный Совет подарила мне знакомая троцкистка со словами: "Напиши позитивную рецензию, а когда мы придем к власти, тебе зачтется". Понимая, что в каждой шутке есть доля шутки, но что, с другой стороны, к власти ее единомышленники не придут никогда, я махнул было на рецензию рукой, но книга показалась мне и в самом деле довольно забавной.

Не хочу отравлять читательский интерес спойлерами. Скажу лишь, что тут совершенно фантасмогорический мир; примерно как если бы Толкиена вдохновляли картины Иеронима Босха. Есть в Железном Совете и демоны, и мутанты, и маги-чародеи, и водяные, и ведьмы, и люди, соединенные с частями машин, и люди-растения. Не то, что персонажей, но типов персонажей так много, что с самого начала попадаешь в хаос, в котором разобраться сложно. А если прибавить, что один из главных героев книги -  Махараль, т.е. Иуда Лёв Бен Бецалель - великий еврейский ученый 16 века, главный раввин Праги и, как гласит легенда, создатель легендарного Голема, то выходит уже черт знает что. Но, как по мне, это "черт знает что" оказалось любопытным чтением.

Под масками босховских чудищ, водяных, мутантов, создателей големов скрыты персонажи и события социальных революций. История проигранной империалистической войны и, вслед за тем восстания социальных низов, нищих, рабочих в фантастическом мегаполисе Нью-Кробюзон - история Парижской Коммуны, изложенная близко к реальности, вплоть до запуска погибающими коммунарами воздушных шаров с листовками и обращениями.

Большевистские влияния, или, точнее, мифы, дают о себе знать. Анархисты в книге изображены то ли бандой террористов, которой, впрочем, автор сочувствует, то ли собранием гомосексуалистов-проституток и чокнутых художников-авангардистов, коим автор сочувствует еще больше (надо сказать, что тема сексуальных меньшинств занимает в Железном Совете непропорционально большое место, видно, она довольно чувствительна для самого автора и для его единомышленников). 

Чайна Мьевиль относится к реформистскому крылу социалистического движения; он на выборах 2001 года выдвигался в Палату общин британского Парламента от Социалистического союза. Отсюда же и симпатии к легалистским профсоюзам, широко разлитые по страницам книги, как будто эти организации хоть где-либо в мире успешно продвигали идеи социалистической революции.

Но в то же время революция изображена довольно демократично, в лучшем смысле этого слова, в смысле прямой демократии народных собраний и подотчетных собраниям выборных советов. Не то чтобы совсем беспартийных, но в целом выполняющих волю масс, а не ЦК Самой Правильной Партии. Именно такой строй - строй полновластных, подотчетных массам рабочих советов, строй трудового самоуправления, устанавливается на захваченных революционерами территориях. Так что, загибы загибами, но книга политически вменяемая. Странно только, что писатель, мечтающий о войне с парламентом  и о системе советов, сам хотел стать депутатом парламента...

Мне кажется, однако, что при всей правдивости изображения социальной революции, в ней не хватает одной важной детали. Люди не переходят просто так от требований улучшений в повседневной жизни, от усталости, от тягот войны, от разрушений, к социалистическому преобразованию и созиданию. Нужна еще, как писали Бакунин и теоретик революционного с-р максимализма Энгельгардт, сильная религиозная вера в собственные права, в возможность и необходимость переделки мира.  Меч революции - "меч бога и Гидеона", мечта о золотом веке, мечта о новой, иной цивилизации.

Но, быть может, тут уж не вина, а беда Чайны Мьевиля, как и всех нас.