Category: история

Куда делась Советская власть в 1918 г?

Ю.О. Мартов о Советской власти и Собраниях уполномоченных фабрик и заводов.
.
Мы привычно называем режим в СССР или режим ранней большевистской России "Советской властью". Но это - огромное заблуждение. Советы - органы территориального рабочего самоуправления, состоявшие из делегатов промышленных предприятий. В идеале состав советов могли контролировать и переизбрать в любой момент собрания трудовых коллективов; они же формулировали наказ для депутатов. Иными словами, это органы прямой рабочей демократии. Советы создавали в России весной 1917 г., а до этого так же в ходе революции 1905-1907 гг.
.
Предполагалось, что советы создаются для организации забастовок, защиты работников от нападений царской полиции и черносотенцев, а заодно выполняют функции местного самоуправления, заботятся об обеспечении населения всем необходимым, о местной инфраструктуре и т.д. После октября 1917 г советы берут в свои руки власть в сотне российских городов. Но...
.
Ю.О. Мартов считался одним из самых честных и самых ярких политических деятелей русской социал-демократии и меньшевизма. Его сообщения о фальсификациях или недопущении выборов в Советы заслуживают внимания, тем более, что они подтверждаются и другими источниками, используемыми в частности, в работе А.Рабиновича "Большевики у власти" и в других исследованиях. О фальсификациях выборов в советы, об отказе руководства большевиков позволить (в ряде случаев) изменить их состав, выбранный еще осенью 1917 г, о преследованиях небольшевистских партий и депутатов, о разгоне небольшевистских советов можно узнать из разнообразных источников, от документов Собраний уполномоченных фабрик и заводов, до документов Съездов левых эсеров. Все эти документы сегодня опубликованы издательством РОССПЭН.
.
Я не согласен с некоторыми аналитическими оценками Мартова, но, в любом случае, нарисованная им картина и приведенные им сведенья заслуживает внимания.
.
Из письма Ю.О. Мартова А.Н. Штейну в Берлин
.
Москва, 16 июня (1918 г).
.
"Пишу через 2 дня после произведенного б[олышеви]ками маленького coup d'etat. Третьего дня Всероссийский центр[альный] исполнительный] комитет] Советов постановил (голосами б[ольшеви]ков против лев[ых] эсеров) исключить оппозицию (нас и эсеров) и предложить всем Советам сделать то же...
.
Изгнанием нас из Советов уничтожается, собственно, вся почва «советской конституции», ибо Советы перестают быть представительством всех рабочих, а там, где наши в больш[инст]ве, упраздняются и самые Советы . Этим решением лишь обобщается процесс, происходящий повсюду в течение последних месяцев. Повсюду рабочие требуют перевыбора Советов , избранных перед Октябрь[ским] переворотом. Советы упорно сопротивляются этому требованию и часто в борьбе из-за этого вопроса дело доходит до забастовок рабочих и разгона их демонстраций вооруженной] силой (Тула, Ярославль и др[угие] м[еста]). Кое-где рабочие добивались перевыборов , которые везде дали либо усиление оппозиции, либо переход Советов вновь к м[еньшевикам] и эсерам. И тогда почти повсюду либо Советы разогнаны вооруженной силой от имени «военно-революционных комитетов», либо из Советов изгнана усилившаяся оппозиция, как «контрреволюционная». Первое — разгон — имел место: в Златоусте, Ярославле, Сормове, Орле, Вятке, Рославле (Смоленской губ.), Тамбове, Гусь-Мальцеве (текстил[ьный] центр Владимирской] губ[ернии]), селе Богородском (кожев[енный] центр Нижегородской] губ[ернии]) и др. местах. В последние дни то же происходит и с уездными съездами крестьянских Советов , из которых на днях разогнаны: Ржевский и Новоторжский Тверской губернии, Егорьевский (Рязанской) и другие. Оппозиция бьша изгнана из Советов Ростова-на-Дону (еще до занятия немцами), Саратова, Кронштадта, Калуги и многих мелких городов. Борьба же из-за перевыборов сопровождается постоянными арестами наших рабочих. Забастовки протеста против насилий всякого рода имели место неоднократно в Сормове, Туле и Ярославле, по одному разу — в Луганске, в Сестрорецке, в Костроме, в Коломне, в большом текстильном центре Московской губрении — Богородске, в Калуге, в Коврове (Владимирской губернии), в Рыбинске, в Архангельске, в Твери, в Орехово-Зуеве, на отдельных фабриках и заводах Москвы и Петербурга. В настоящее время одновременно объявлена на 18-е число однодневная забастовка в Нижегородской] и Владимирской] губ[ерниях], чтобы протестовать против разгона рабочей конференции , объединившей 40 ООО раб[очих] этих губерний и собравшийся в Сормове, и против расстрела рабочих, манифестировавших в Сормове в защиту конференции (убит 1, ранено 4); на 17-е назначена забастовка всех рабочих Тулы, чтобы протестовать против ареста ряда рабочих. В то же время в Москве вчера забастовал один завод (Густав Лист) и назавтра ждем еще забастовок в виде протеста против ареста в Москве собравшейся конференции представителей ряда фабрик и заводов для обсуждения политич[еского] и экономического] кризиса. Волнуются и в Петербурге, ибо на конференции были и представители петербургских] рабочих.
.
Подобные « беспартийные конференции » возникают в последнее время повсюду , где либо Советы не допускают перевыборов , либо перевыбранные разогнаны. Они выбираются по советскому принципу — от всех рабочих — и противопоставляют себя «казенным» Советам , которые, в качестве органов власти, подчинены Советы Народн[ых] Комиссаров (с октября идет неустанный процесс централизации, оставляющий местным Советам все меньше независимости), как «независимые классовые организации», представляющие интересы пролетариата перед мнимо рабочим представительством. В Петербурге такая конференция , возникшая в январе1, объединила вокруг себя все заводы и в них значительное] большинство рабочих, так что Петербургский] Совет теперь совершенно изолирован от масс. То же и в Туле. Повсеместное изгнание оппозиции из Советов ускорит процесс распространения этих конф[ерен]ций и закрепления создаваемых ими постоянных «бюро», а Советы станут эманацией большевистской партии, все больше превращающейся в партию, состоящую из одних высших и низших чиновников большевистского правительства. Так как процесс бюрократизации и централизации государственного] аппарата с октября подвинулся очень далеко, то эта армия чиновников превратилась в орудие, уже готовое выполнять все указания центра...
.
[...]. Я перечислил все эти факты, чтобы дать Вам материал по вопросу о действительном взаимоотношении между пролетариатом и большее [истской] властью. Надо прибавить, что эта власть, обладая аппаратом фабрично-заводских комитетов, тоже отказывающихся перевыбираться и также превращенных в наемных чиновников, держит массы на цепи голода: комитеты увольняют непокорных (особенно при сокращении производства), карают штрафами при забастовках, вводят вооруженную силу для разгона заводск[их] митингов, часто воспрещают продажу оппозиционных газет в пределах завода и т.д. Настоящий «парагвайский коммунизм»! Эта экономическая зависимость от государства сильно тормозит процесс восстания пролетариата против большевиков, но все же он подвинулся очень далеко, причем в крупных центрах он идет под знаменем восстановления «свобод» и Учредительного собрания, в более же глухих местах, принимая еще более бурные подчас формы (вплоть до вооруженных нападений на Советы, избиения, убийства и даже растерзаний комиссаров1), он растворяет фабричные массы в мещанско-крестьянских настроениях или православно-черносотенных, или определенно буржуазных (когда выкидывается знамя «свобода торговли», как средство покончить с продовольственным кризисом, причем идейное руководство принадлежит местной торговой буржуазии и фабрикантам). В Петербурге, в Нижегородской, Тульской, Ярославской губерниях, в Брянско-Мальцевском промышленном районе, в значительной части Владимирской, Московской, Костромской, Тверской губерний массы, можно сказать, целиком ушли от большевизма, в Казани, Самаре и др. местах Поволжья отход тоже очень силен. На Урале, бывшем до последнего времени большевистской цитаделью, теперь завод за заводом уходит от них".
.
***
.
Вообще, из чтения документов антибольшевистского рабочего движения (1918 г) - Собраний уполномоченных фабрик и заводов, беспартийных рабочих конференций, забастовщиков, из текстов статей и писем Дана, Ермолаева, Мартова и др., из выступлений участников движения складывается живая яркая картина этого оппозиционного большевикам, действовавшего явочным порядком, однако же мирного рабочего движения.
.
Видно, каковы были настроения рабочих, как люди относились к советам, к большевикам, какие был экономические проблемы в крупных городах. При этом часть текстов - переписка участников движения с П.Б. Аксельродом и выступления участников конференций уполномоченных; люди выступали не на митингах агитации ради, а обменивались мнением о ситуации, так что вряд ли можно их заподозрить во вранье. Из того, что они говорят, складывается следующая картина:
.
Первое. Власть советов летом 1918 г была практически мертва, за исключением, может быть, некоторых регионов страны. Большевиков окружала растущая стена рабочей ненависти, отсюда их подавление права рабочих проводить выборы в советы, разгоны забастовок и мирных демонстраций. Там, где рабочие с помощью забастовок и мирных массовых протестов все же добивались права выборов, они выбирали небольшевистские советы. Но тогда там происходили разгоны советов.
.
Второе. Рабочие массы становились апатичны. Отход от большевизма и разочарование в нем (после предшествовавшего разочарования в меньшевизме), физическое истощение от голода, чудовищный рост безработицы, остановка массы предприятий - все вместе приводило к угасанию активности, к разочарованию в политике как таковой, к утрате всяких надежд. Поэтому протестное движение носило импульсивный характер. Оно то разгоралось, как пожар (Собрания уполномоченных), то затухало. Именно поэтому движение уполномоченных с его стачками, собраниями, забастовками и рабочее движение за перевыборы советов, могли то объявить всеобщую стачку, то молча разойтись по домам. В их отношении к борьбе чувствуется нечто нервное, напоминая поведение нездорового уставшего человека, то делающего резкие движения, то без сил лежащего на кровати.
.
Третье. Собрания уполномоченных объединяли, прежде всего, квалифицированных рабочих, рабочую интеллигенцию. Она могла иногда вести за собой и другие слои рабочего класса, но все же именно таким был основной состав участников. В этом была сила движения: рабочие, разочаровываясь во всех партиях (впрочем, меньшевики имели солидное влияние на уполномоченных и благодаря этому там, к сожалению, имел влияние лозунг Учредительного собрания), начинают постепенно вырабатывать собственное классовое корпоративное сознание, выдвигают экономические требования, добиваются местами восстановления подлинной власти советов... это образованные грамотные люди, которые пытаются понять, что нужно делать, как устроить общественную жизнь самостоятельно, не подчиняясь партиям. Но в этом же была и слабость - лишь меньшинство русских рабочих можно было отнести к рабочей интеллигенции.
.
...Быть может, социальная революция станет возможной, когда большинство трудящегося населения можно будет отнести к указанной категории.
.
P.S.
Документы можно прочесть в книге "Рабочее оппозиционное движение в большевистской России. 1918 г. Собрания уполномоченных фабрик и заводов". Павлов Д.Б.

Дмитрий Быков и Советский Союз

.
Дмитрий Быков хорошо известен современной либеральной и, шире, оппозиционной общественности, а его лекции о литературе вероятно слышали сотни тысяч людей. Одна из тем, затронутых им, Советский Союз и то, почему эта страна и ее общественный строй были, по мнению публициста, "прогрессивными".
.
Если изложить взгляды Быкова совсем коротко, СССР был проектом модернизации. Он стремился развивать науку и промышленность, строил современные системы образования и дороги, все это так же создало условия для развития литературы и искусства.
.
Были, по мнению Быкова, и негативные черты у данного проекта: репрессии, цензура, диктатура. Но все они связаны с заимствованиями консервативных черт российского прошлого. В будущем в той или иной форме возвращение к прогрессивному СССРовскому проекту неизбежно и необходимо.
.
Ход мысли прост: СССР был в целом прогрессивным, раз строил мосты, научные институты и развивал по-своему литературу. Но такие простые рассуждения плохо сочетаются со сложностью человеческой вселенной. Прогресс бывает разным.
.
Развитие науки, промышленности и образования, и даже попытки создания новых социальных отношений - отличительная черта Нового времени. Страны, которые отказываются делать это, обречены стать чужими колониями. Поэтому, весь путь цивилизации последних нескольких веков - постоянное обновление, радикальные изменения общества, государства, производства с целью обеспечения максимальной быстроты развития. Но делается это разными способами.
.
СССР - общественно-государственная система, основанная на принципах, схожих с древними деспотиями Востока (Китай эпохи Инь-Шан с его государственными ремесленными мастерскими, возможно, Третья Династия Ура). Государство контролирует хозяйство страны, процесс труда и распределение продукции, выступает не только в роли администратора, полицейского и военного, но так же в роли инженера и управляющего экономикой. Однако попытка построить подобную систему в условиях научно-индустриального общества столкнулась с серьезными проблемами и противоречиями.
.
Механизм современной экономики бесконечно сложнее древних аграрно-ремесленных обществ, живших преимущественно натуральных хозяйством. Постоянное усложнение процесса производства и распределения товаров привело к появлению государственной бюрократии чудовищных масштабов, поскольку она взяла на себя функции управления. В результате, централизованная система пришла к результату, прямо противоположному тем целям, которые стояли перед ней изначально: вместо научного планирования получился хаос.
.
Любые указания высшей власти искажались в отделах министерств и ведомств. Система создавалась на началах монополизма (для удобства планирования), но гигантские производственные объединения не были (в силу своего монопольного характера) заинтересованы во внедрении технических новшеств, куда эффективнее было добиваться роста цен на свою продукцию и улучшения финансирования (используя связи в ведомствах). Централизованное согласование управленческих решений с потребностями каждого из десятков тысяч субъектов экономики (от крупной электростанции до районной аптеки) в конце концов привело к управленческой пробке и дефициту необходимых населению товаров, когда никакие решения не могли уже быть приняты. Ответом на этот прогрессирующий паралич стало развитие горизонтальных связей между предприятиями и товарных обменов, т.е. рынка. В конце концов, усилившиеся в результате ослабления центра хозяйственные и региональные группировки разорвали страну на части.
.
Другой основополагающей чертой режима стал авторитаризм и жесткое подавление коллективных и индивидуальных прав и свобод. В руках государства оказались сосредоточены одновременно и политическая, и хозяйственная власть. Такая чудовищная концентрация власти в одних руках обернулась диктатурой, чью жестокость компенсировал лишь нарастающий хаос и безалаберность чиновников...
.
Ни СССР, ни какая-либо другая страна с подобной системой не смогли достичь качества жизни и уровня научно-технического развития Запада. Все они пришли к коллапсу. Одни были уничтожены революциями в конце 1980х гг, другие распались из-за противоречий между группами бюрократии регионов и\или ведомств, как СССР. Третьи же плавно перешли к либеральному капитализму, когда выяснилось, что ЦК компартии может великолепно использовать свои полицейские навыки в новых условиях, подавляя бунты рабочих и социальные протесты ради прибылей транснациональных корпораций.
.
Да, СССР был попыткой модернизации. Но данная ветвь модернизации оказалась тупиковой. Ее последствия везде одинаковы: диктатуры, экономическое отставание от более гибких модернизирующихся обществ, в конце - застой и коллапс.
.
Если существуют альтернатива капиталистической модернизации, она может быть связана лишь с иным измерением, с обществом безначалия и самоуправления, с кооперативно-синдикальной федерацией, о которой мечтали анархисты, левые эсеры, революционные синдикалисты или участники многочисленных кооперативных экспериментов: от России начала 20го столетия до некоторых израильских кибуцев и современных европейских коммун.

Технический прогресс и индивидуальная свобода

.
.
.
.
.

Как соотносятся технический прогресс и индивидуальная свобода? Можно ли говорить о свободе личности как об экономическом, а не только политико-идеологическом факторе?
.
Марксисты-ленинцы обычно меряют прогресс в "тоннах чугуна и стали на душу населения в стране", в количестве рабочих мест, созданных на фабриках и т.л. При этом, поскольку они считают себя левыми, им очень не хочется признавать эффективность гитлеровского режима, создавшего 5 или 6 миллионов новых рабочих мест. Хотя именно этот режим вытянул Германию из Великой Депрессии, развивал некоторые современные технологии (ракетостроение, производство синтетического топлива и др.), построил сильное социальное государство. Услышав это, марксисты-ленинцы начинают обычно выкручиваться, рассказывая про "регрессивность" гитлеровской системы. Например, начинают рассуждать о том, что успехи социального государства Гитлера связаны с ограбление колонизированных рейхом народов. Это абсолютно верно и гитлеровский режим уже хотя бы только по указанной причине не имеет с нашей точки зрения права на существование. Однако, по мнению тех же марксистов, развитие Англии в 19 веке, оплаченное голодом колоний, из которых в метрополию вывозили продовольствие и прочие ресурсы, было вполне прогрессивным.
.
Или же марксисты-ленинцы занимают вдруг (сюрприз!) позицию гуманистов: оказывается производство в рейхе было травмоопасным, а вдобавок несчастных рабочих там иногда плохо кормили. И это тоже во многом верно. Но разве при Сталине рабочих города и деревни, инженеров и ученых кормили исключительно черной икрой, белыми грибами и разными паштетами? Голодомор или массовая гибель людей на "стройках коммунизма" вовсе не смущают большевиков. рассуждающих о прогрессивности сталинской индустриализации. Они либо ответят, что "так было нужно для развития промышленности" либо скажут: "не было никакого вашего Голодомора!". В любом случае они скажут, что "СССР прогрессивен, а Рейх - нет".
.
Они, конечно, лицемеры. И все же. Был ли прогрессивен Рейх? Или СССР? Для сторонников либертарного социализма, сторонников самоуправления работников и свободы слова, не существует зон, закрытых для критики. Марксисты-ленинцы уходят от вопроса о прогрессивности гитлеризма, боятся этого вопроса, потому, что в рамках их понимания прогресса, на этот вопрос не найти ответ, который их бы устроил политически.
.
Прогресс и развитие технологий
.
Да, производство чугуна, стали и бетона, строительство дорог и ракетостроение, были важны и необходимы столетие назад и остаются таковыми сегодня. В этом смысле Третий рейх и сталинский СССР способствовали прогрессу, развитию промышленности. Только вот, эти системы были разбиты в столкновении с более технически и научно-развитыми обществами Запада.
.
Сначала империи Запада - США и Англия, объединив усилия с Советским Союзом, разбили Германию и ее сторонников. Причем одним из факторов стал научно-технический перевес Запада. Атомные бомбы, которые американцы сбросили на Японию, были лишь вершиной айсберга, малой частью достижений американского ВПК, чьи преимущества перед Третьим рейхом и Японией становились все более явными к концу войны. Затем страны НАТО одержали верх над СССР в холодной войне (правда, на сей раз, не за 5 лет, а за 40 с лишним лет). Победили они, в частности, потому, что применяемые ими технологии были эффективнее, а производительность труда - значительно выше, чем в СССР. В попытке догнать и перегнать Америку, в ходе гонки вооружений, СССР надорвался экономически, и, в конце концов, развалился под тяжестью собственных противоречий. 70 лет, громадные природные и людские ресурсы - совсем неплохо для того, чтобы продемонстрировать возможности системы, существовавшей в Советском Союзе. Результат налицо - она оказалась неэффективна (1).
.
Западные державы, США, Англия и другие, не были и не являются оазисом индивидуальной свободы. Там тоже есть цензура. Не были и не являются эти страны демократическими - реальная власть в них принадлежит банкирам и чиновникам. Но все же граждане этих государств обладают бОльшей свободой критики, чем в Советском Союзе или в Рейхе, более свободны в том, что касается перемещений и обмена информацией, доступа к различным исследованиям и мнениям. Бюрократизм огромных американских компаний (можно сравнивать их с индустриальными гигантами СССР и Рейха) соседствует с динамизмом маленьких лишенных бюрократии коллективов инженеров и ученых. В современном мире такие коллективы называют стартапами; количеством стартапов измеряется успех экономики (разумеется, это - лишь один из показателей).
.
Это относится не только к США. В мире одну из ведущий позиций по стартапам занимает Израиль; его успехи в войнах с арабами - отнюдь не только результат американской военной и финансовой поддержки, но и результат использования новейших технологий. И так обстоят дела не только в военной области. К примеру, работник израильского сельского хозяйства кормит около 80 человек, а работник сирийского - двух или трех. Сегодня глупые арабы проклинают Америку с ее империализмом, а умные арабы (не испытывающие никаких симпатий к американскому и израильскому империализму) все чаще задают вопрос: как так получилось, что в Средние века приблизительно 9 из 10 ученых были арабами, и, в лучшем случае, лишь один - европейцем, а сегодня - все наоборот? Думаю, мы не ошибемся, если скажем, что одна из причин - огромная неэффективная государственная бюрократия, управляющая обществом и значительной частью экономики арабских стран, ограничивающая свободу слова.
.
Свобода личности как фактор развития
.
Индивидуальная свобода - тоже ресурс, причем именно экономический ресурс, как и чугун, как и сталь. Повторим снова: США и Англия - не рай свободных людей. Но их преимущество над СССР и Рейхом в области личной свободы не подлежит сомнению. Свобода критики, свобода передвижений, свобода обмена информацией, свобода от бюрократии, позволяющая создать творческий хаос в небольшом коллективе (девять из десяти таких коллективов сработают вхолостую, тогда как десятый наткнется на гениальную идею, способную изменить человеческую вселенную).
.
Идеи - тоже экономический ресурс. Для того, чтобы генерировать новые идеи, нужна свобода. Чем дальше, тем больше успех страны, коллектива, общества, связан с новыми технологиями, со способностью данной страны, коллектива и общества генерировать и воплощать в жизнь новые идеи. А с этим в СССР и Рейхе дела обстояли значительно хуже.
.
Быть может важнейшее измерение свободы - свобода распространения информации. Все более плотная сеть информационных и социальных связей охватывает мир. Все больше человечество превращается в единый организм, в могущественный коллективный интеллект. Ни в коем случае не в том смысле, что каждый индивид растворяется "в общем разуме". Совершенно напротив: от способностей каждого индивида зависит успешное функционирование системы в целом.
.
В то же время, как писал современный итальянский леворадикальный исследователь Антонио Негри, невозможно представить себе современное производство выключенным из мировой сети, до такой степени важна сеть для его функционирования. И даже более того: значение связей выросло настолько, что, в каком-то смысле, уже не индивид, а сама сеть генерирует новые идеи. У закрытого изолированного общества, где вопрос о наличии друзей\родственников за рубежом или о наличии родственников-евреев может стать определяющим не только в плане карьеры, но и в плане физического выживания, у подобного общества в современном мире шансов нет никаких.
.
Либертарный социализм (анархизм) и прогресс
.
Мы далеки от идеализации современной общественной системы, либеральной демократии и рынка. Один из ведущих теоретиков небольшевистского социализма, эсер Виктор Чернов, писал в своей работе Конструктивный Социализм, что капиталистическая система, создавая условия для роста производства и научных исследований, часто лишает исследователя подлинной радости творческого труда, направляя все его усилия, в конченом счете, на извлечение прибыли. Именно этим определяется позиция руководства любой, даже небольшой компании.
.
Удивительная мощь творческого интеллекта контролируется в условиях капитализма низкими мотивами, прибылью частного лица, собственника, творческий дух изуродован "грязным материализмом буржуазной культуры", это "мощь в плену у немощи беззубой". "Капитализм, - пишет Чернов, - ассимилировал работников экстра-квалифицированного труда очень просто, он расценивал их услуги звонкой монетой соответственно способностям, возбуждая их соревнование золотой ставкой... в области бега в запуски". Исключительные же таланты в этой области он "втягивал в себя", совершенно превращая талантливых инженеров, архитекторов и т.п. в равных себе капиталистов. "Нет, не таким путем социализм приобретет нужную ему интеллигенцию. Он должен завоевать ее духовно и морально". Возможности для такого завоевания Чернов находил в освобождении творческого интеллекта из-под ига бизнеса и в конструктивной работе автономных от собственников и государства организаций работников физического и умственного труда - самоуправляющихся профессиональных объединений работников, кооперативов и т.д.
.
Будучи в определенной мере согласны с Черновым, мы хотели в этой заметке обратить внимание, прежде всего, на то обстоятельство, что у прогресса есть множество измерений. Системы, добившиеся определенных успехов в области материального производства - Третий рейх и СССР, отстали от конкурентов в других областях. В том, что касается интеллектуального развития, путь закрытых обществ оказался тупиковым. В итоге закрытые общества проиграли конкурентам и были "отбракованы" историческим процессом.
.
***
.
Либертарный социалистический проект вырастает из непрофсоюзного классового движения, основанное на принципах самоуправления (автономии рабочих комитетов, прямой демократии) и отказа от бюрократии. Только такое движение способно стать ядром будущих социалистических преобразований. Их смысл не в замене одних политиков другими, не в проведении очередных парламентских или президентских выборов, не в национализации (огосударствлении) или приватизации промышленности. Их смысл в социализации (обобществлении) экономики и превращении общества в безгосударственную федерацию самоуправляющихся трудовых коллективов, рабочих советов.
.
Но без полной свободы слова и критики, свободы собраний и шествий, свободы веры и неверия, такой проект окажется совершенно нежизнеспособным. Если в самоуправляющейся федерации анархистских коммун и трудовых коллективов людям станут грубо затыкать рот, ей - конец. Если либертарные социалисты и анархисты не смогут обеспечить бОльшую свободу слова и более плодотворный обмен идеями, чем при капитализма, они окажутся ровно там же, где в итоге оказались большевики. Они отправятся туда, куда когда-то отправил своих оппонентов большевик Лев Троцкий, "в сорную корзину истории".
.
Примечание
.
1. Об отставании СССР пишет современный исследователь Мануэль Кастельс : "Советский Союз полностью прозевал начало эволюции персональных компьютеров, как, собственно, прозевала его и IBM. Но, в отличие от ШМ, проектирование и производство собственного PC, подозрительно похожего на Apple One, у Советского Союза заняло более десятилетия. На другом конце спектра, в компьютерах высокой мощности, которые должны были быть сильным местом этатистской (т.е. полностью контролируемой государством - прим.) технологической системы, максимальная совокупная мощность советских машин в 1991 г., когда был достигнут пик производства этих компьютеров в СССР, была более чем на два порядка ниже, чем мощность машин одной Cray Research. Что же касается решающего элемента технологической инфраструктуры, то оценка советской телекоммуникационной системы, сделанная Дианой Дусетт в 1992 г., также показала ее отсталость по сравнению с системой любой крупной индустриальной страны. Даже в ключевых военных технологиях к концу 1980-х годов Советский Союз сильно отставал от США. Сравнение военных технологий США, НАТО, Японии и СССР, проведенное Министерством обороны США в 1989 г., показало, что Советский Союз оказался наименее развитой страной в 15 из 25 оцененных технологий и не имел паритета с Соединенными Штатами ни в одной технологической области. Оценка военной технологии, проведенная Маллере и Деляпортом, подтверждает этот факт (53)... Мощная и хорошо оснащенная Академия наук была институтом, ориентированным строго на исследования по своим собственным программам и критериям, не связанным с нуждами и проблемами промышленных предприятий72. Лишенные возможности полагаться на работу Академии, предприятия использовали исследовательские центры своих собственных министерств. Поскольку любой обмен между этими центрами требовал формальных контактов между министерствами в плановом порядке, центры прикладных исследований также не имели связи друг с другом. Это строго вертикальное разделение, навязанное институциональной логикой командной экономики, не позволяло "учиться на практике" (learning by doing), что имело критическую важность в стимулировании технологической инновации на Западе. Отсутствие взаимодействия между фундаментальной наукой, прикладными исследованиями и промышленным производством привело к крайней жесткости производственной системы, отсутствию экспериментирования в научных разработках и к узкому применению научных технологий в ограниченных областях именно в тот период, когда развитие информационных технологий опиралось на постоянное взаимодействие между различными технологическими областями на базе их коммуникаций через компьютерные сети... Доступ к международному научному сообществу оставался очень ограниченным и доступным только избранной группе ученых, над которыми осуществлялся строгий надзор. Отсюда следовало отставание в научном "перекрестном опылении". Исследовательская информация фильтровалась, распространение открытий контролировалось и было ограничено. Бюрократы от науки часто навязывали свои взгляды новаторам, находя поддержку в политической иерархии. Присутствие КГБ в крупных научных центрах было по-прежнему всеобъемлющим, вплоть до конца советского режима. Воспроизведение информации и свободная коммуникация между исследователями и внешним миром долгое время оставались затрудненными, составляя огромное препятствие для научной изобретательности и распространения технологий. Следуя гениальной догадке Ленина о контроле над производством бумаги в качестве базового средства для контроля над информацией вскоре после революции, печатание, копирование и обработка информации, машины для коммуникаций оставались под жестким контролем. Пишущие машинки были редкими и за ними тщательно следили. Доступ к машинам для фотокопирования всегда требовал допуска от служб безопасности - две заверенных подписи для русского текста и три заверенных подписи для нерусского текста. Использование междугородных телефонных линий и телекса контролировалось в каждой организации специальными процедурами, и само понятие "персональный компьютер" объективно подрывало советскую бюрократию, в том числе и научную. Распространение информационной технологии как в машинах, так и в ноу-хау едва ли могло иметь место в обществе, где контроль над информацией играл решающую роль для легитимности государства и для контроля над населением. Чем больше коммуникационные технологии делали внешний мир доступным воображению советских граждан, тем более становилось объективно разрушительным дать такие технологии населению, которое, по большей части, перешло от подчинения террору к пассивной рутине на основе недостатка информации и альтернативных взглядов на мир. Так, по самой своей сущности, советский этатизм не позволил себе распространения информационных технологий в социальной системе, а без этого распространения информационные технологии не могли развиваться за пределами специфических функциональных целей, назначаемых государством, делая невозможным процесс спонтанной инновации путем использования сетевых взаимодействий, которое характеризует информационно-технологическую парадигму. Таким образом, в ядре технологического кризиса Советского Союза лежит фундаментальная логика этатистской системы (в данном случае имеется в виду система, в которой экономику контролирует государство - прим.): подавляющий приоритет военной мощи; политико-идеологический контроль над информацией со стороны государства; бюрократические принципы централизованно планируемой экономики; изоляция от остального мира; неспособность технологически модернизировать некоторые сегменты экономики и общества, не изменяя всю систему, в которой такие элементы взаимодействуют друг с другом. Последствия этой технологической отсталости в тот самый момент, когда развитые капиталистические страны были вовлечены в фундаментальную технологическую трансформацию, имели большое значение для Советского Союза и, в конечном счете, стали одним из главных факторов, приведших к его развалу"

Большевизм в Азии: опыт колонизации

.
.
.
.
.

Когда обсуждается опыт большевистской России современными европейскими и российскими историками, то крайне редко упоминается о политике большевиков в Центральноазиатском регионе. Например, о голоде в Украине не слышал только ленивый, а многие ли знаю о голоде в Казахстане? О депортациях крымских татар слышали многие, но знают ли они о том, что этнически обусловленные репрессии в отношении многомиллионного населения Туркестана были куда более масштабными и начались совсем не при Сталине? Изучая события в большевизированном Туркестане, все больше прихожу к выводу, что речь идет о каком-то кошмарном геноциде, устроенном сторонниками Ленина, о геноциде, ставшем прямым продолжением и даже ухудшением колониальной царской политики: "Я прошу французских коммунистов и особенно коммунистов-сирийцев обратить сугубое внимание на то, что туркестанцев преследовали, убивали, резали жен и детей, "без различия партии". Чтобы подвергнуться зверствам красноармейцев, чтобы быть убитыми агентами московского правительства, требовался лишь один признак-надо было быть коренным туркестанцем... Говоря о голоде среди туземного населения, в частности среди казахского, Турар Рыскулов свидетельствует, что один "из заслуженных руководителей Октябрьского переворота в Туркестане Тоболин на заседании Туркестанского Центрального Исполнительного Комитета заявил прямо, что киргизы (казахи), как экономически слабые с точки зрения марксистов все равно должны будут вымереть".
.
Здесь собраны различные материалы по теме:
.
1. Мустафа Чокай-оглы «Туркестан под властью Советов. К характеристике диктатуры пролетариата», 1928 г., издание «Яш Туркестан», Париж, 1935 г.
http://yvision.kz/post/503872
.
2. Туркестан: Колонии Ленина
http://shraibman.livejournal.com/1119236.html
.
3. Два Голодомора Казахстана
 http://asiarussia.ru/articles/7705/

Еврейская «теория крови»

.
.
.
.
.
.


rasa32.jpg picture by magidd


Книга израильского историка Шломо Занда "Кто и как изобрел еврейский народ?"  уже стала широко известна в разных странах мира, я о ней писал и буду писать еще. А пока хотел бы привести несколько цитат из Занда, посвященных отцам-основателям сионизма и государства Израиль, и так же несколько их собственных цитат.  Я пока не хочу ничего к этому добавлять. Просто прочтите.

Collapse )

Неизвестная Революция 1945-1956 гг.

.
.
.
.
.
Вторая половина 40х начало 50х характеризуется мощным подъемом рабочего движения в Европе. Отправной точкой движения стало оставление владельцами целого ряда крупных промышленных предприятий. Богатые люди где-то прятались, иногда за границей, надеясь переждать бурные события и пережить последствия разрухи. Многие обоснованно опасались обвинений в связях с фашистскими режимами и не спешили объявлять о своем существовании. Те заводы, которые не были разрушены в ходе военных действий, оказались в руках самих работников.
.
Не позаботишься о себе сам, никто о тебе не позаботится! В Италии и Франции крупные промышленные предприятия были оккупированы рабочими. Однако, компартии, имевшие большое влияние на рабочих, добились прекращения захватов. Они были тесно связаны с СССР, а тот не желал в данный момент конфликта с Западом.
.
Несколько иная ситуация сложилась в Западной Германии. Там правительство начало приватизацию предприятий, принадлежавших государству. Рабочие оказали сопротивление, начались массовые забастовки и столкновения с полицией. В Восточной Германии вспыхнуло рабочее восстание против коммунистического режима Ульбрехта в 1953 г - здесь рабочие были недовольны расценками на государственных фабриках.
.
В Польше в конце 40х годов возникло стихийное движение рабочих за восстановление заводов - как форма борьбы с безработицей. Многие полагали, что после восстановления предприятия либо окажутся в собственности трудовых коллективов, либо государство выплатит работникам крупные компенсации за бесплатные работы. Но коммунистический режим не сделал ни первого, ни второго. Это привело к конфронтации рабочих с правительством, так как рабочие почувствовали себя обманутыми. Своего рода ответом польских рабочих на все происходящее стало восстание в Познани в 1956 г, подавленное армией.
.
Последним аккордом этой малоизвестной революции было восстание в Венгрии в 1956 г, породившее наиболее глубокое спонтанное движение рабочих советов в истории. Это движение сделалось своего рода идеалом для всех сторонников самоорганизации работников в последующие годы и до сего дня.
.
Результатом революции 1945-1956 г. стал социальный компромисс, развитие мощных институтов социального государства в странах Западной и Восточной Европы в два послевоенных десятилетия.
.
P.S.
Вероятно, заслуживают упоминания так же гражданская война в Греции, гражданская война в Польше, партизанское сопротивление в Прибалтике и Украине. Но я сосредоточился прежде всего на рабочем движении в Европе. Крестьянские аграрные движения - несколько иное.

Профсоюзы и мафия.

.
.
.
.
.
James_R._Hoffa_NYWTS

Джимми Хоффа
.
Знакомый сталинист недавно пытался мне объяснить, что существуют правильные "настоящие" профсоюзы, контролируемые социалистическими или коммунистическими партиями, и неправильные, контролируемые мафией. Увы, меня он не убедил. Я не понимаю, чем контроль одной серьезной иерархической финансовой структуры над работниками непременно лучше или хуже контроля другой такой же структуры. Профсоюзы не являются организациями, нацеленными на борьбу за новое общество (такими организациями являются системы самоуправления работников - собрания\ассамблеи коллективов и опирающиеся на них забастовочные комитеты\советы, а так же не афиширующие свое существование идейные ячейки на фабриках (операизм)). Но в отдельных случая профсоюзы способны добиться неплохой прибавки к зарплате - это максимум их возможностей. И вот, как раз этом плане, профсоюзы, тесно связанные с бандитами, бывают очень хороши. И не только потому, что работодателям трудно отказаться от предложений, "от которых невозможно отказаться". Мафия отмывает свои деньги через профсоюзные фонды, то есть инвестируют в профсоюзы, обеспечивая их необходимыми средствами. Кроме того, она обеспечивает безопасность, охраняет профсоюз от других бандитов, нанятых боссами, подкупает нужных политиков и полицейских. А это тоже бывает весьма полезно. Ниже хорошая статья д. Artem Kirpichenok об одном из самых эффективных в истории американских профсоюзов. Правда, для ведущего профбосса это дело кончилось плохо, но за всякое удовольствие в нашем суровом мире приходится платить...
.
***
Collapse )

Что делать, если напали уроды, но свое правительство тоже состоит из уродов?

.
.
.
.
.
cbf9491fc81d9a7881f3eb3b4e8b4638878bf223

.
Что делать, если на твою страну напали организмы, жить под властью которых совершенно невыносимо, но в то же самое время у власти в твоей стране находятся (или находились до нападения) люди гнойные - олигархи и коррумпированные чиновники, и повсюду царят несправедливость и бедность? Что делать, если оккупанты - негодяи, но и защищать прежнее правительство и систему или подчиняться их тупой коррумпированной бездарной армии тебе ну никак не хочется? Интересный ответ на этот вопрос дали польские революционные синдикалисты. Звучал он примерно так: мы за либертарно-социалистическую Польшу, то есть, мы за самоуправление трудовых коллективов и добровольный союз национальностей и регионов страны с широчайшей децентрализацией и местной автономией у каждого. В качестве одного из важнейших средств борьбы за новую Польшу, видим трудовые конфликты на фабриках  (радикальные забастовки и сабо), в ходе которых работники обучаются самоорганизации и, одновременно, полностью дистанцируются (ментально и практически) от существующего порядка, от собственника. Мы так же видим, что жизнь под Гитлером невыносима - ну вот, чисто практически невыносима, и под Сталиным тоже, поэтому мы будем автономно участвовать в борьбе против Гитлера (как в данный момент крупнейшего врага-оккупанта), избегая постоянных союзов со Сталиным или буржуазно-демократическим движением АК (впрочем, допуская тактические военные союзы с врагами Гитлера)... После победы Сталина, некоторые р.с. участвовали в вооруженной борьбе с большевиками, большинство же - в мирной борьбе, впрочем их осталось немного. Ни за какую олигархическую польскую государственность они, естественно, никогда не воевали и польским тупым генералам никогда не подчинялись. Воевали в своих отрядах, сами.
.
Ниже большой текст о польских революционных синдикалистах во время второй мировой войны.
Collapse )

Колонии Ленина: Туркестан

.
.
.
.
.

Не ходи, душа-девица,
За Арона Кузьмича.
Неизвестно, кто родится
От такого басмача.
.
Одна из легенд о раннем большевизме и СССР гласит, что этот период отличался интернационализмом и последовательной борьбой "с тяжелым наследием царского колониализма". Ранее я уже писал, основываясь на примере Украине, что это совершенно не соответствует действительности (1). Одним из самых ярких примеров, подтверждающих тот факт, что большевистская Россия даже в своем раннем до-сталинском варианте была ничем иным, как продолжением колониального имперского проекта, служат события в Туркестане.
.
Британский историк, троцкист Алан Вудс пишет в своей статье об андижанских событиях: "Революция 1917 года показала, как Средняя Азия может достигнуть свободы и прогресса. Рабочие и крестьяне Средней Азии, вслед за русскими рабочими, восстали против тирании ханов, шахов и мулл и установили советскую власть. Это стало стартовой точкой стремительного развития производительных сил, культуры и цивилизации в Средней Азии."
.
К сожалению, в 1917-1921 гг., то есть в революционный период, положение в Средней Азии было, мягко говоря, иным. Местные советы - главным образом творение русских рабочих и служащих. Коммунист Г. Сафаров отмечал в 1920 г., что "с первых же дней революции советская власть утвердилась в Туркестане как власть тонкого слоя русских рабочих по линии железной дороги. Еще и до сих пор здесь широко распространен тот взгляд, что единственным носителем пролетарской диктатуры в Туркестане может быть только русский." (2).
.
Попытки представителей мусульманского населения создать автономию были жестко пресечены. В феврале 1918 г. русскоязычная большевистская власть, опираясь на поддержку боевых отрядов армянской партии Дашнакцутюн, захватила Коканд. В ходе ожесточенных боев, длившихся около недели, город был разрушен, до 10 тысяч человек погибли. Кокандское правительство просуществовало всего 72 дня. В конце февраля 1918 г. в Ферганской долине, а позднее во всем Туркестане началось повстанческое движение басмачей (истиклолчилик харакати) за освобождение края.
.
О басмачах в России знают и судят по старым картинам киностудии Узбекфильм; возможно считают басмачей аналогом современных исламистов. В действительности на повстанцев Туркестана оказывали идейное влияние различные силы: например, социалистическая партия ЭРК (ее лидером был тюркский общественный деятель Ахмет-Заки Валиди (Валидов) Тоган) и демократы-джадиды. Сотрудничали с басмачами и русские эсеры. Причем, по мнению современного узбекского историка Шухрата Барласа, финансировали значительную часть повстанцев богатые туркестанские евреи, которые служили повсеместно "кошельками" басмачества.
.
Одно из первых постановлений новой большевистской власти запрещало мусульманам занимать государственные должности (правда, спустя полгода данное положение отменили). В полном соответствии с политикой империи, основанной на принципе "разделяй и властвуй", большевики в те годы опирались в Туркестане прежде всего на этнические меньшинства, лояльные к метрополии, а именно - на русских и армян. И те, и другие - христиане, неуютно чувствовавшие себя в окружении мусульманского большинства, всегда зависели от расположения любого центрального правительства, какую бы идеологию оно не исповедовало. Даже некоторые русские кулаки и священники поддержали большевистскую власть. Выступая на X партийном съезде в Москве в марте 1921 г., Сафаров рассказал, что летом 1920 г. он прочитал следующее объявление в одном из небольших городков Туркестана: "По случаю того, что сегодня богослужение исполняется коммунистическим батюшкой, все члены коммунистической партии приглашаются на это богослужение". А член Наркомата по делам национальностей Бройдо отмечал, что существуют "коммунист-мусульманин, в установленное время занимающийся молитвой", и русский "архимандрит-председатель уездкома или редактор партийного и советского органа" (4).
.
Но не смотря на наличие мусульман-коммунистов, мусульманское преимущественно тюркоязычное население (сельское, ремесленное и торговое) в целом осталось в стороне от государственной власти. "Великорусский воинственный шовинизм и обороняющийся национализм порабощённых масс колонии, проникнутый недоверием к русским вообще, - основная характерная черта туркестанской действительности", признавал Бройдо в 1920 г. (5). Справедливости ради: центральная власть в Кремле пыталась, до некоторой степени, изменить положение дел. Так 12 июля 1919 г. в радиограмме, направленной Центральным Комитетом партии Туркестанскому правительству, обращалось внимание на то, что необходимо осуществлять "широкое пропорциональное привлечение туркестанского туземного населения к государственной деятельности" и "прекратить реквизицию мусульманского имущества без согласия краевых мусульманских организаций". Однако, по свидетельству британского офицера, в то время находившегося в Ташкенте, первое требование вызвало крайнее недовольство местных руководителей; они считали, что заполнение 95 % административных должностей представителями коренных национальностей Туркестана привело бы к "краху большевистского правительства" (6).
.
Историк Татьяна Котюкова отмечает, что правительство большевиков использовало для нужд фронта те небольшие запасы продовольствия, которые имелись в республике. "Тяжелым бременем на плечи сельских жителей легла необходимость содержать Красную армию. Только в Туркестане насчитывалось до 100 тыс. красноармейцев. Нередко в ходе военных действий между красноармейцами и басмаческим движением посевы уничтожались на корню. По данным обследования чрезвычайной комиссии ТуркЦИКа только в сентябре-октябре 1921 г. оказались разоренными 80029 хозяйств, количество голодающих составило 227059 чел., погибло от голода 64336, а 159959 чел. находились под угрозой голода" (7).
.
Тюркский социалист Ахмет-Заки Валиди (Валидов) Тоган , сотрудничавший с басмаческим движением, рассказывает, как Красная Армия использовала русских против населения Туркестана: "12 сентября (1920 г - Прим.) большевики начали крупное наступление по всем направлениям. Это было очень трудное время. Большевики брали в Красную Армию голодающих русских из Центральной России, чтобы те отбирали у туркестанцев хлеб. Поэтому русских солдат-добровольцев было много. Сражались они храбро, поскольку знали, что в противном случае им грозит изгнание из армии и смерть от голода... В деревне Суфьян (Sufiyan), около Душанбе, русские нашли труп своего солдата со следами ожогов на лице. В отместку за это они убили всех соседних узбекских дехкан. Тем временем большевики, подстрекаемые одной коммунисткой, служившей в их армии, связали семерых узбекских солдат и стали заживо резать их ножами. Затем завалили пленных сеном и подожгли" (8).
.
По мнению председателя Совнаркома Туркестана К. Атабаева, в 1919-1920 годах в Ферганской долине существовало не просто басмачество... а "определенное народное восстание". 18 июля 1922 года, делая доклад на 5-м заседании 4-го пленума ТурЦИКа, проходившего в Ташкенте, Атабаев так объяснил зарождение басмачества:
.
"Советскую власть в Фергану привезли железнодорожные рабочие, которые долгое время не находили пути к увязке с местным населением. Одновременно с возникновением советской власти в Фергане группа мусульманской интеллигенции, совместно с улемами, созвала съезд мусульманских воинов и дехкан. На этом съезде было избрано правительство автономного Туркестана. Оно объявило амнистию всем грабителям и ворам, призывая их вступать в ряды национальной армии, которая организовалась в Фергане...
Для ликвидации этой банды советской властью был отправлен в Коканд отряд во главе с т. Перфильевым, который и приступил к осаде города. Автономное правительство выпустило воззвание, приглашая всех мусульман вступить в ряды национальной армии для защиты религии Ислама, национальной свободы и автономного правительства. И действительно, близкие кишлаки отозвались и прибыли в Коканд с кетменями, топорами, охотничьими ружьями и т. д. Бой продолжался три дня. За это время автономное правительство исчезло... К моменту взятия Коканда в городе остались те кишлачники, которые пришли к ним на помощь. Они-то больше всего и пострадали.
Наш отряд состоял исключительно из дашнаков (армянская национальная партия - Прим) которые быстро учли создавшуюся обстановку и решили нажить деньги. Расправа шла большей частью по торговой линии. Все местные торговцы были расстреляны, имущество их было свезено на оклады и в вагоны, а что осталось, было сожжено. Население подверглось насилиям, грабежу, а город – разрушению. Население Ферганы, видя такую жестокую расправу, поверило автономистам, что большевики действительно грабители и бандиты, что они ничего не признают и идут против религии, против Бога.
…Мобилизация местного населения на тыловые работы в 1916 году вызвала целый ряд восстаний в Самаркандской и Семиреченской областях. В Фергане… население откупилось от мобилизации очень осторожно: оно обложило само себя особыми налогами и на собранные деньги наняло всякий сброд – картежников, карманников, весь бездельный люд, которым кишела Фергана. После годового пребывания на фронтах они возвратились домой и как «истинные рабочие» были привлечены в местные Советы…
В каком же порядке протекала там наша политическая работа? Наш лозунг «Долой старый мир, долой буржуазию!» проводился в жизнь приблизительно в следующем виде. За старый мир мы принимали все мечети, медресе, которые были нами закрыты; казии, улемы были арестованы; борьба с религиозными предрассудками выражалась в том, что священный для мусульман Коран в Маргелане был сожжен представителями советской власти; соборная мечеть в Андижане была превращена в казармы мусульманских отрядов…
Наши отряды нападали на мечети и бросали бомбы в молящихся ишанов, улемов. В результате весь класс улемов и ишанов ушел к басмачам.
Местное байство мы расценили как европейскую буржуазию, арестовывали и сажали в тюрьму, выпуская по выплате определенной контрибуции. Здесь я отмечу, что покушение на товарища Ленина также отразилось в Фергане репрессиями по отношению к баям, которых арестовывали, говоря: «Вы, сволочи, покушались на Ленина!» Так протекала там классовая борьба…
Мы проводили… и хлебную монополию и продовольственную разверстку, и земледельческое крестьянство и труженики-кустари, поголовно все население восстало против советского режима, советского порядка и ушло к басмачам, дав этому движению, вначале чисто бандитского характера, политическое содержание…
…И мы в течение 4 лет не сумели ликвидировать это движение ни с какой его стороны.
Когда советское правительство очутилось перед лицом восстания, которое все усиливалось, оно укрепилось в крупных городах и повело с ним борьбу.
В первое время наши красноармейские части не были объединены под единым командованием и каждый город выступал самостоятельно против басмачей. Красноармейские отряды состояли главным образом из дашнаков, ничем не связанных с местным населением и по своему происхождению враждебных ему по той причине, что армяне как торговцы по роду своих занятий конкурируют с местным населением в своей обыденной жизни…
…Мы думали одно время ликвидировать басмачество огнем и мечом. В этих целях более или менее крупные кишлаки, «пораженные басмачеством», уничтожались беспощадно, вследствие чего население уходило от советской власти все дальше и дальше. Не помогла нам и общая оккупация всей Ферганы…
Такое положение очень тяжело отражалось на настроениях наших красноармейцев, и в злобе отчаяния они нередко истребляли совершенно мирное население.
В результате всего этого сложилось у командования и у красноармейцев определенное мнение, что все население является басмачами.
Под этим углом зрения проводилась и карательная политика. Довольно долгое время практиковалась система заложников. Последних было взято столько, что во всей Фергане не находилось места для их изоляции…". (9)
.
Каковы были в целом масштабы насилия и гибели людей? Их сложно оценить сегодня. Например, по мнению историка Шухрата Барласа, война между повстанцами и режимом, тянувшаяся мелкими стычками до 1944 г., стала причиной гибели нескольких миллионов человек.
.
***
.
Автор данной заметки не является поклонником национально-освободительных про-государственных движений. По его мнению, социализм, основанный на коллективной собственности и самоуправлении трудовых коллективов (либертарный или антиавторитарный социализм) и национальный федерализм (автономия) вместе дают нужное решение большинства социальных и национальных проблем. Однако, недопустимо заставлять людей жить в том государстве, в котором они жить не хотят и по таким законам, по которым они жить не хотят. Власть большевиков в регионе с самого начала была властью отдельных представителей местного русскоязычного меньшинства и поддержавшего их Кремля над туркестанским мусульманским большинством. Даже если центру и не все нравилось, Ленин и его соратники предпочитали опираться на имперских шовинистов и вести свою игру их руками. Да и сама централизованная структура большевистской России и СССР, в рамках которой все ключевые решения военного, экономического и идеологического характера принимались в Кремле, стала продолжением царизма. Имперская колонизация не имеет и не может иметь никаких оправданий. Колониализм должен быть отвергнут. В противном случае он способен породить немыслимые преступления.
.
.
Прим.
.
1) Оккупация Украины:
.
2) Эдвард Карр. История Советской России. Большевистская революция.
.
3) Туркестанская автономия (Туркистон Мухторияти). Создание и разгром. Сборник статей.
.
4) Эдвард Карр. История Советской России. Большевистская революция.
.
5) Там же.
.
6) Там же.
.
7) Т.В. Котюкова. Гражданская война в разрезе региональной истории: голод в Туркестане 1918–1920-х гг.
(ЦГА РУз. Ф. 17. Оп. 1. Д. 1197а. Л. 19–21)
.
8). Заки Валиди Тоган о басмаческом движении.
.
9)  Хроника великого джута.  Валерий Федорович Михайлов. Цит. по: Юность. 1990, № 1. С. 83-84.

Подсоветские евреи: путешествие туда и обратно.

.
.
.
.
.
Как, наверное, многие знают, во времена царизма существовали процентные нормы для евреев при поступлении в некоторые учебные заведения. В раннем СССР с антисемитской политикой царизма покончили и в период с 1918 и до конца 1940х гг евреи в значительной степени превратились в интеллектуальный наполнитель тоталитарного режима. Это привело к быстрому росту антисемитизма среди всех слоев подсоветского населения, в том числе среди самых широких масс рабочих, имевших зуб на большевиков: крупнейшие антибольшевистские рабочие выступления 1918 г (современный исследователь Дмитрий Чураков сравнивает их по масштабам с революционными событиями 1905 и 1917 гг) сопровождались всплеском антисемитизма. Из чего, конечно, не следует, что все поголовно рабочие, требовавшие свободных выборов в советы (вместо фальсифицированных большевиками) были антисемитами.
.
В конце 1940х гг партийная диктатура решила немного изменить политику в целях укрепления влияния. Свободные выборов в рабочие советы, естественно, не ввели (властью делиться партия не собиралась), но евреев, к удовольствия части населения, потеснили с занимаемых ими позиций в государстве и науке. Сначала развернули компанию по борьбе с "космополитизмом", а затем т.н. дело врачей (якобы мечтавших отравить высшее руководство по заданию мирового сионизма). И хотя столь далеко большевики после смерти Сталина уже не заходили, в ряде ВУЗов вплоть до конца 1980х гг действовал запрет на прием евреев. Если отдельные лица данной национальности туда и попадали, это случалось редко, а как правило их заваливали на экзамене. Причем, поскольку абсолютное большинство еврейских юношей и девушек не были религиозны и даже не владели еврейским языком, речь идет о прямом расистском запрете. Впрочем, в другие ВУЗы евреев принимали. Выводы делайте сами, а я скажу простую вещь: нефиг из карьерных соображений поддерживать всякую сволочь у власти. А то сволочь имеет обыкновение поступать по сволочному даже со своими сторонниками. Сказанное не есть оправдание большевистского расизма, если что.
.
По ссылке можно узнать, как конкретно не принимали евреев в некоторые ВУЗы: http://www.vedomosti.ru/opinion/news/36995121/geroj-rossii