Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Еврейское искусство

.
.
.
.
.
531923
.

Йоэль  Матвеев (laplandian):
Одно из моих любимых произведений еврейского искусства - синагогальная роспись из украинского местечка Ходоров, ныне хранящяяся в Тель-Авиве, в Музее Диаспоры. В старину каждая уважающая себя община разукрашивала деревянные синагоги такими росписями, но только пара из них сохранились после войны. Росписи эти - самые настоящие мандалы, сложнейшие каббалистические медитативные схемы космоса и человеческого сознания. Сходство состоит еще и в том, что здания синагог с такими мандалами зачастую поразительно напоминают пагоды. По всей видимости, концепция такая же точно, как в буддизме: ступенчатая кровля здания символизирует восходящие уровни миров.
Ну так вот, восточная стена ходоровской синагоги украшена сверху изображением Иерусалима. В середине - новый разноцветный мессианский Храм, спустившийся с небес, слева - вроде как церкви, но без крестов, справа - мечети с минаретами. По всей видимости, художники разбирались в Каббале и отлично знали, что рисуют: ислам традиционно считается отклонением от Торы "направо", в сторону излишней любви и милосердия, в христианство - "налево", в сторону суда и силы. Так получилось, что относительно современной политической терминологии понятия инвертированы, но со средних веков устоялся именно такой расклад. Типа, мусульмане мирно в гаремам излишествами развлекаются, а крестоносцы всех рубят почем зря. Зато под хупой мессианского освобождения все эти традиции на мандале объединены вместе.

Джованни Батиста Морони

На выставке живописи итальянского Ренессанса поразили картины Морони. Никогда прежде не видел его картины - рембрандтовской глубины портреты, прекрасные лица на мягком сером фоне. Шестнадцатый век.


moroni14


Morony1


morony9



morony5

Ретроград

art


Лет семь назад, моя подруга, радикальная феминистка, говорила, что я - ретроград.

- Почему? Что-то не так с моими политическими взглядами?

- Да нет, у тебя взгляды крайне левые, но это-то и странно.

- Что странного?

 - А ты не любишь современное искусство!

- Ну, мне нравится кельтская музыка, а если говорить о живописи, то нравятся импрессионисты, византийские иконы, голландцы 17 века...

-Ужасно! Это так реакционно! А что ты думаешь о кубизме?

- Уродливая мерзость, как по мне, хотя если кому-то нравится, я ничего не имею против, но....

-Вот! А левые - это всегда авангард, эксперименты в искусстве, шокирующие действия.

- Французский анархо-коммунист Камиль Писсаро считал, что любое искусство расширяет человеческую свободу и даже анархично, "если оно красиво и исповедует добро". Он был сторонником нового в искусстве, настоящей революции, которой и стал импрессионизм, но он вовсе не стремился шокировать публику совокуплением в музеях, шрамами или мертвыми телами людей и животных, как некоторые современные "художники". Антиавторитарный социалист Уильям Моррис был активнейшим участником революционного движения в Англии, а в том, что касается искусства, стоял за возвращение к традициям Ренессанса периода до Рафаэля. Потом, почему обязательно надо кого-то шокировать? Зачем это?

После таких ужасных слов на мне, вероятно, был поставлен крест.  Увы, но я как и прежде люблю кельтскую музыку и не в состоянии оценить прелести некрофилии или публичных совокуплений. Хотя... насчет публичных совокуплений... если это делают люди с телами греческих атлетов или индийских богинь, то, пожалуй, да!..

Удивительное искусство царства Чу

Это искусство Китая. Но Китая, который имеет слабое отношение к китайской современности. Сами жители царства Чу понятия не имели ни о каком Китае и враждовали с царством Цинь, которое этот самый Китай впоследствии и создало. Чу - другой мир, другой Китай, исчезнувший, не имевший прямого продолжения, хотя возможно и повлиявший на будущее.

Рисоводческая цивилизация плодородного бассейна Янцзы была основана на эффективных экологически устойчивых технологиях, требовавших лишь минимального вмешательства государства. Возможно по этой причине в Чу доминирующей философией стал даосизм (или протодаосизм), с его доктриной минималистского государства. Чу - полная противоположность централизованной китайской империи с ее государственным культом. Столь же уникально искусство Чу. Если бы династия Цинь была уничтожена, история Чу могла бы иметь продолжение и в таком случае современный мир (весь!) выглядел бы совершенно иначе.


Оригинал взят у heljanwe в Удивительное искусство царства Чу (VIII - III вв. до н.э., южный Китай)
U5566P1081T2D14812F6DT20110212162645

senya1440_img020

Collapse )

Роберт Шекли о несуществующих видах искусства


Гостиная Лумиса потрясла Кромптона до глубины души. Он чуть не упал, когда ступни его утонули в глубоком ворсе восточного ковра. Комната освещалась золотистым неярким светом, по стенам непрерывной чередой бежали извилистые легкие тени, то сближаясь и сливаясь друг с другом, то принимая очертания животных или жутковатых чудовищ из детских кошмаров, а затем медленно исчезали в мозаике потолка. Кромптон и раньше слышал о теневых песнях, но видел их впервые... Кромптон слышал мелодию, которая будто сама рождалась у него в голове. Мелодия была медленная, чувственная и невыносимо горькая, и Кромптону казалось, что он слышал ее раньше, в другом месте, в другом времени.

...Лумис зарядил машину эмоциями, и та перевела их в цвета, формы, ритмы, напевные стихи, в танцевальные па, исполняемые изящными марионетками, в веселые ритмичные песенки и страстную декламацию, в просторы серого океана и черной ночи, в кроваво-красные закаты, сливающиеся с брызгами смеха и сотрясаемые приступами бессильного гнева. Туманные многокрасочные сцены проходили одна за другой, наполненные призрачными людьми, которые разыгрывали какие-то странные драмы; в этой разношерстной репрезентальгии – так называлось это действо – ощущались наивные детские мечты, первые смущенные сексуальные желания, занудные школьные годы, первая любовь во время каникул и многое, многое другое. Все это было сплетено и закручено с помощью самых разнообразных художественных средств (кроме скульптур из мыльных пузырей – новшества, доступного только последней, пятой модели машины Вурлитцера-Венко) и завершалось блистательным парадоксальным финалом, в котором все разрозненные элементы выстраивались в стройный ансамбль различных человеческих качеств и создавали выпуклый образ личности, но не сливались в нем полностью, а подчеркивали и оттеняли друг друга, ярко высвечивая тем самым собственную неповторимость. На этом все кончилось, но два человека оставались молча сидеть на своих местах.



Судьба Манагера


Перечитал этот отрывок из повести Ю.Гаврюченкова (Черный Пролетарий), и размечтался...



 - Ай, Аскариди всегда красиво жил, - причмокнул губами грек. - Никогда не было такого, чтобы Аскариди жил плохо. Он сам доволен и художники его довольны.
  - Хорошо им платишь? - поинтересовался Щавель. - Я видел, у тебя творцы какие-то драные, лапти, и те обносились. Почему не в сапогах?
  Аскариди унялся. Помолчал. Начал вкрадчиво, глядя вдумчиво на заехавшего из глухомани боярина.
  - В большинстве случаев плата, поощряя усердие, мешает подойти к работе творчески. Когда платишь художникам меньше, они пишут дольше, с ленцой, но искуснее, чем тупые маляры, которые делают простую, но скучную работу: подмалёвывают за кем-то или просто гонят продукт на расхожий сюжет. Малярам надо много платить, тогда они будут работать усерднее, им сдельщина катит. А художникам усердие только вредит.
  - Вот как? - Щавель отставил бокал.
  Управляющий пригубил метаксы. Соблазн дать урок боярину был настолько велик, что Аскариди не устоял перед искушением, а поведал само сокровенное, о чём говорил только с редким гостем при закрытых дверях. Сейчас был аккурат такой случай: завтра путники уедут и никому в Бологом не расскажут секретов эксплуататорского ремесла.
  - Если художник своё дело любит, пишет умело, талантливо, ему можно самый мизер платить. Влюблённому только еда нужна, чтобы он от голода не мучался. Деньги для таланта, увлечённого творчеством, лишние.
  - Что ж он, не заслужил награды? - вырвалось у Жёлудя. - Не по правде это.
  - Так это правда и есть, - рассмеялся грек, довольный, что сможет поучить уму-разуму боярского гридня, а через него и всю свиту с командиром во главе. - Такова правда жизни, юноша! Маляру можно денег дать побольше. Каши маслом не испортишь, а холст загубишь, и не ототрёшь потом. Настоящему художнику башляй-не башляй, мастер своё дело сделает. Платить важно ученику. Он тогда быстро и лучше учится. Я беру ученика, смотрю на него, какой он - сообразительный, старательный - и денег даю. Потому ко мне тянутся, издалека приходят учиться, знают, что я щедрый. Настоящие художники, которые от души, от Бога художники, без всяких денег хотят добиться успеха, заслужить похвалу или сделать работу хорошо, по совести. Зачем им платить лишнее, если они прутся от одной работы? Я по уму щедр!
  - А ведь ты эффективный управляющий, - задумчиво произнёс Щавель, стылым взглядом облизывая хозяина краснописной артели. - Ты, наверное, с манагерами знаешься?
  - Знаю некоторых, - с разгона оттарабанил грек и только потом прикусил язык.
  - Ты, наверное, в Москве учился, - поставил точку в приговоре Щавель.
  Таким злым отца Жёлудь не видел давно.
  Аскариди опомнился, но поздно.
  - Наговариваешь, боярин, в какой Москве? Не учился я в Москве...
  - А речи московские, - сказал Щавель.
  
  ***
  - Пиндец пиндосу, - констатировал Лузга, глядя на качающееся тело Аскариди.
  Эффективного управляющего вздёрнули утром на площади. Наспех сколоченную виселицу окружили конные ратники с копьями наизготовку. Горожане, стянувшиеся поглазеть на казнь, супротив ожиданий Щавеля, не роптали. Должно быть про свою популярность грек наврал.
  Когда управляющий отплясал в петле и люд потянулся по насущным делам, Щавель скомандовал строиться в походную колонну. Обоз был готов и находился недалече под хорошей охраной.
  Приказ командира разнесли по своим подразделениям Литвин и Карп. Застучали по мостовой копыта и ободья. К Щавелю на муле подвалил Лузга. Исполняя приговор, он выбил табуретку из-под ног московита, а потом запустил руку в котомку и не вынимал, пока всё не кончилось, настороженно зыркая по сторонам.
  - Художника всяк обидеть норовит, - ввернул он, косясь на обделавшегося висельника, вокруг которого начинали полётывать мухи.
  - Что с обиженными делают, сам знаешь, - обронил Щавель.
  - Свой приют для бедных художников он из Вышнего Волочка перенёс. Должно быть не ужился там.
  - Ты знал и не сказал?
  - Я думал, ты его за столом зарежешь, - признался Лузга. - А ночевать потом с трупом в доме?
  - Мы ж не разбойники, хозяев резать, - смиренно возразил Щавель. - По закону надо, по правде.
  - По правде покойный жил, - напомнил Лузга.
  Щавель только на виселицу кивнул:
  - Он по пользе жил и оттого со временем края перестал видеть. Хорошо, ума не хватило в правду пользу вытянуть, а ведь мог, с его-то размахом... Кабы свинье рога, всех бы со свету сжила.
  - Да, ты знатно воздал добром за добро, - как на духу выложил Лузга.
  Щавель окинул взглядом старого приятеля и получилось свысока. Так уж их расставила жизнь, некогда разлучив и установив каждого на своё место.
  - Художники натура сложная, - хотел пошутить Щавель, но рядом с неостывшим трупом рачительного хозяина сбился, - вон у них как всё. Свои счёты, свои расклады. Правда и та своя. А мы люди простые и правда у нас, как у всех. При столкновении с реальной жизнью оригинальная натура художника зачастую испытывает непреодолимый диссонанс и разрушается в прах.

Женская Красота





Портрет М.В. Дьяковской-Гейрот


Картина Альберта Эдельфельта. Не спрашивайте меня только, кто это такая, понятия не имею.

Эта картина меня удивила.
Я не могу назвать это лицо красивым. И все же, в нем есть нечто прекрасное, удивительно притягательное.
Интеллект, душевная тонкость... и многое другое, что не могу выразить словами.