shraibman (shraibman) wrote,
shraibman
shraibman

Category:

ИСЛАМИСТЫ, РАБОЧИЙ КЛАСС и ПЛОЩАДЬ ТАХРИР




Каир, 16 декабря 2011 года

Красота на Улице! Египетская версия.


Бурные события в России отвлекли внимание от Египта. А между тем, там продолжаются перемены, вызванные революцией, перемены, которые способны повлиять не только на будущие этой 83-миллионной страны, промышленного, научного и культурного центра арабского мира, но и на Будущие всего Ближнего Востока и, возможно,  всей планеты.  Только вчера во время столкновений между демонстрантами и военными в Каире погибло 6 человек и до 200 было ранено.

Можно выделить три фактора, влияющих на ситуацию, три политико-социальных измерения, в которых развиваются события. В дальнейшем эти факторы станут взаимодействовать между собою, быть может самым причудливым образом.


Исламисты

В стране идут относительно честные выборы. На них побеждает группировка Братья-мусульмане (БМ), набирающая около 40% голосов. Ходят упорные, и, возможно, не лишенные оснований слухи о том, что движение договорилось с военными, которые управляют страной в настоящий момент, о разделении властных полномочий. Вероятно, БМ, придя к власти, заключат союз как с военными, так и с либеральными светскими партиями, получившими от 10 до 15% голосов.

Провал светских либералов не стал неожиданностью. Массы не доверяют светским организациям и, тем более, либеральным, поскольку правление диктаторов Насера, Садата и Мубарака было относительно светским и (при последних двух) основанном на неолиберальной экономической политике. Приватизации, отказ от ряда социальных программ поддержки неимущих, контроль транснациональных корпораций над промышленностью, высокая безработица, жесткое подавление рабочих протестов,  органично сочетались с выкачиванием огромных средств из трудового населения и мелкого бизнеса, перераспределявшихся затем  государственными ведомствами и банками. Так финансировали армию и агропромышленные проекты, содержали колоссальный бюрократический аппарат и обеспечивали коррупционное обогащение правящей верхушки. 

 Хотя экономика Египта при Мубараке росла на 4-6 % в год, росли и неравенство, и бедность (неизбежные спутники экономического либерализма). Около половины египтян живут на 2 доллара в день; данное обстоятельство в сочетании с ростом цен на продукты, в конечном счете и стало причиной революции (1). К тому же, из-за социального напряжения, угрозы исламистского влияния и забастовок (обо всем этом ниже), туристическая отстрасль - важнейший сектор египетской экономики, парализована, из страны выводятся иностранные капиталы, ВНП упал на 7%,  безработиица достигла чудовищной отметки в 20% (2).  Однако, провалились на выборах и местные социалисты-государственники и националисты.

Другой фундаментальной причиной народного восстания в 2011 г стал культурный и ментальный разрыв между массами и элитой. Как и почти всюду в арабском мире, массы сохраняли в большей или меньшей степени традиционные исламские ценности, тогда как модернизирующие свои страны элиты были преимущественно светскими (включая социал-националиста Насера). Сегодня данный фактор работает на исламистов.

К тому же, исламистские партии используют раздачи продовольствия, как способ завоевать сердца избирателей. Это работает, потому что в стране, где половина населения - нищие,  даже небольшая материальная помощь является огромным подспорьем.

Настоящей неожиданностью стал не успех БМ, а ошеломляющее достижение более радикальной исламистской группировки Нур (свет) - салафитов. Они имеют до 25% голосов!  Любопытно, что БМ жалуются на неспособность конкурировать с салафитами на ниве продовольственных раздач. Получая могучую поддержку из стран Персидского залива, салафиты снабжают (перед выборами) продовольствием население ряда регионов Египта. Это движение требует превращения страны в теократию, с обязательным соблюдением норм шариата под контролем полиции - нечто вроде современного Ирана. БМ на таких радикальных и скорых мерах не настаивают и, скорее всего, станут осуществлять осторожную ползучую исламизацию.

Некоторые наблюдатели считают, что после выборов появится коалиция между БМ и светскими либералами, которые станут править страной с согласия военных и сохранят высокую роль армии в жизни Египта. Салафитов, скорее всего, к власти не допустят - они - главные конкуренты БМ за голоса традиционалистски ориентированного большинства электората. К тому же БМ выгоднее использовать в качестве союзников более слабые группировки. И, наконец, салафиты могут вызвать неодобрение США, от многомиллиардной помощи которых зависим Египет и его элиты, оную помощь "распределяющие".

Так что велика вероятность формирования правящей коалиции, которая не будет осуществлять резких изменений в жизни страны. Но все это - только версии. И в любом случае, определенной исламизации общества избежать теперь невозможно.

Любопытно, что ни БМ, ни салафиты не предлагают никаких радикальных перемен в экономике. Вся их программа - чистый популизм и демогогия. Их стратегия основана на подкупе избирателей и обращении к популярной в обществе идее - сделать ислам ключевым фактором общественной жизни.

Предположим, придя к власти БМ или Нур наденут на всех женщин хиджаб, начнут побивать камнями за уголовные преступления, предположим даже, что такая политика понравится большинству египтян (далеко не факт, ибо, одно дело - общие расуждения, другое - практика, когда ты сам становишься жертвой подобного обращения, к тому же в Египте есть политически активное светское меньшинство и 8 миллионов христиан-коптов). Но что дальше?  Это  поможет ликвидировать нищету и неравенство? Решит проблемы с работой и образованием? Привлечет в страну иностранных туристов? Каким образом? 

Все это чушь. Они могут сколько угодно повторять "ислам - вот решение", но такой подход ничего не решает. Даже, если они, следуя заветам основателя БМ Хассана аль-Банны, перейдут к государственному контролю над производством некоторых товаров первой необходимости и к контролю над ценами на эти товары, они не будут менять систему в целом. А система в целом основана на растущем влиянии международного бизнеса и дешевом труде рабочих. Без дешевого труда и сверх-экспулатации рабочего класса не будет инвестиций. Развивать экономику строго собственными национальными силами исламисты не планируют, по крайней мере ни о чем подобном они не заявляли. Так как хиджабы и камни решат социальные проблемы?

К тому же, египетское общество проходит через урбанизацию (в городах живет уже 70% населения), через промышленную и научную модернизацию. Все большее число людей получает хорошее образование, 23 миллиона пользователей подключены к интернету. Рано или поздно Египет взвоет от нового средневековья точно так же, как уже взвыл Иран.  

Наконец, Иран обладает "нефтяной подушкой безопасности"; страна получает огромные выгоды от роста цен на нефть  - важнейшего экспортного продукта, и, соответственно, средства социальной политики. У Египта таких возможностей нет.

Существует точка зрения (автор слышал ее от иорданских анархистов), что арабский мир должен переболеть исламским фундаментализмом, чтобы приобрести к нему иммунитет - устойчивое отвращение (возможно, в Иране так уже случилось). Такая позиция представляется опасной - болезнь может перейти в затяжную фазу или прикончить пациента. Но если исламисты начнут всерьез проводить свою политику исламизации, утвердившись у власти, они несомненно, в конце концов, дискредитируют и себя, и свои идеи. 

Беспорно, египетская революция, осуществлявшаяся на Тахрире стихийно собравшимися и (частично) координировавшими свою деятельность через интернет миллионными толпами - не была ни делом рук исламистов, ни исключительно результатом противостояния между светской элитой и традиционно-религиозными массами низового населения. Ее мотивы были более фундаментальными, спонтанными, социально-экономическими, анти-полицейскими и анти-репрессивными, кроме того, в столкновениях на Тахрире были густо представлены светские элементы и христиане-копты. Подобно тому, как русскую или французскую революции нельзя свести к влиянию той или иной партии, нельзя свести революцию египетскую к роли исламских партий. Ни БМ, ни Нур не в состоянии решить ключевые социальные и экономические проблемы, а египтяне не готовы мириться с неравенством и нищетой. Победа исламистов станет причиной их будущего краха, началом конца.


Рабочий класс


Второй важнейший фактор современной жизни Египта - растущее значение интересов труда, качественный рост самосознания рабочего класса (под рабочим классом здесь и далее понимаются все неруководящие наемные работники - рабочие, инженеры, специалисты, учителя, врачи, медсестры и т.п.).

Общая политическая активность египтян привела и к росту активности на рабочем месте. Люди, возмущенные диктатурой Мубарака, точно так же возмущались диктатурой менеджеров на фабрике, нищенской зарплатой и увольнениями. К тому же, ослабла вертикаль власти, смягчились (хотя и не исчезли вовсе) полицейские репрессии: все-таки силой подавлять протесты так, как это делалось при Мубараке, когда рабочих активистов немедленно арестовывали за организацию забастовок, стало сложнее.

После ухода диктатора, полмиллиона заводских рабочих, транспортных служащих, медсестер, врачей и др. образовали различные профсоюзные движения и федерации. Пошли забастовки. Вот далеко не полный обзор этого огромного движения осени 2011 г.:

18 сентября в Египте началась всеобщая забастовка учителей, которые требуют установления минимума зарплаты в 1200 египетских фунтов. В забастовке принимает участие 70% учителей страны.  62 тысячи транспортных рабочих Большого Каира бастуют. Они требуют увеличения жалованья до 1200 фунтов (сейчас большинство из них получает 250 фунтов).  Забастовка врачей. Они требуют увеличения государственных расходов на здравоохранение на 15% и "реструктуризации зарплат". 1200 рабочих фабрик Ideal начали забастовку после того, как владелец Саад Саллам, продал их шведскому концерну. Саллам, по условиям продажи, должен был заплатить каждому работнику бонус в размере 4 тысяч фунтов, но он этих денег не заплатил. Тысячи работников сахарных заводов в Верхнем Египте бастуют, требуя повышения зарплат и "удаления менеджмента назначенного Мубараком". Забастовки работников управления гражданской авиации и почты были предотвращены в последний момент, когда военная хунта пообещала повысить зарплаты. В городе Махалла более 20.000 рабочих Misr Company for Spinning and Weaving (прядильно-ткацкая компания) пригрозили начать бессрочную забастовку. Рабочие на этой крупной текстильной фабрике (крупнейшей на Ближнем Востоке) требовали увеличения премиальных и надбавок на питание. Они также потребовали увеличения инвестиций в текстильные предприятия государственного сектора, чтобы спасти индустрию от разрушения.


Рабочая активность в Египте выражается преимущественно в реформистских, профсоюзных формах, в требованиях экономического характера, а не в движении рабочих советов, подобных венгерским или польским, которые требовали самоуправления и рассуждали о передаче общественной жизни под контроль ассоциации трудовых коллективов (3).

Тем не менее, высокая активность египтян на рабочем месте и структурные экономические проблемы могут привести к радикальным решениям.

"Все рабочие Египта, от Асуана до Александрии подвергаются эксплуатации и недополучают. Временное правительство и ВСВС должны установить хотя бы минимальную ставку оплаты труда, для работников всех секторов экономики, в соответствии с растущей стоимостью жизни», сказал Мухамед аль-Аттар, трудовой активист из Misr Company for Spinning and Weaving...Временные власти угрожают рабочим и простому народу вообще, прямо как это делал Мубарак. Если правительство не сменит свой курс, может разразиться ещё одна народная революция". (См 2.)

...27-миллионный рабочий класс Египта пришел в движение благодаря революции. И это движение представляет собой не менее значимый фактор, чем успехи исламистов. Борьба на фабрике и угрюмая нищета рано или поздно положат конец влиянию БМ и салафитов на трудящихся. В этой связи стоит упомянуть и опасения части рабочих, связанные с сохранением влияния военных и с угрозой возвращения диктатуры.


Тахрир-2


Третья сила, действующая в Египте в настоящее время - бунтовщики на площади Тахрир в Каире (а так же в Александрии, Суэце и других городах страны). Они выступают против присутствия военных у власти и против полиции. Влияние и масштабы этой силы, ее социальный и классовый состав, политические симпатии и пр. достаточно сложно оценить. Тем не менее, она ощутимо присутствует в жизни страны. Условно назовем ее "Тахрир-2".

Можно сказать, что Тахрир-2 собрал тех, кто поддерживает идею продолжения революции 2011 г. путем прямого давления на власть в ходе непрерывных митингов и акций прямого действия. Как заметил один из участников выступлений, революционый социалист, в интервью каналу Аль-Джазира: "настоящая демократия у нас, на Тахрире, когда решения идут непосредственно от улицы".

Участники событий не хотят больше полицейского насилия на улицах, атакуют штаб-квартиры полиции коктейлями Молотова, подобно греческим анархистам. Нужно заметить, что полиция по-прежнему ведет себя жестко и, со своей стороны, атакует протестующих в разных частях страны.

Однако, кроме стихийного смутно осознаваемого движения в сторону прямой демократии, никаких ясных идей у Тахрира-2 нет. Его участники требуют отставки правительства и военного руководства Египта, но ясной альтернативы не предлагают. Нет развернутой концепции прямой демократии, нет отрицания демократии представительной, нет отрицания системы частной собственности и наемного труда, без которых прямое народовластие невозможно (ибо массы могут править лишь в условиях равенства, когда нет начальников и собственников, осуществляющих подкуп и контроль).

Среди бойцов Тахрира-2 - те, кто почувствовал вкус к уличной власти во время предыдущей волны выступлений,  молодежь из рабочих кварталов и зон нищеты, которой нечего терять, небольшие светские партии и групировки, которым ничего не светит на выборах, но которые активно участвовали в Тахрире-1, наконец, футбольные фанаты, ищущие столкновений с полицией и армией.


Новое протестное движение собирало только в Каире до 100 тысяч человек и нельзя недооценивать его силу. Но, в отличие от Тахрира-1, оно не пользуются безусловной поддержкой большинства египтян. Многие говорят, что они не для того свергали диктатуру Мубарака, чтобы попасть под диктат Тахрира.

Теоретически, соединение этого протеста с рабочим движением могло бы изменить ситуацию и развить революцию дальше влево. Сложно сказать, насколько реально подобное развитие событий.  


Примечание

1) http://revsoc.org/archives/5704#more-5704
http://shraibman.livejournal.com/597471.html



2) http://nashmir.kz/news/egipet-bezrabotitsa-zabastovki-i-begstvo-kapitala
 http://mpst.anho.org/novosti/massovyie-zabastovki-v-egipte/


3)  http://shraibman.livejournal.com/745033.html
 http://shraibman.livejournal.com/724531.html
Tags: Анархизм, Египет
Subscribe

  • Венесуэла - Апокалипсис сегодня

    . Ну это, конечно, нечто. Напомню, что массовое обнищание венесуэльцев и продовольственный кризис развиваются в стране, обладающей крупнейшими в…

  • Куда делась Советская власть в 1918 г?

    Ю.О. Мартов о Советской власти и Собраниях уполномоченных фабрик и заводов. . Мы привычно называем режим в СССР или режим ранней большевистской…

  • Либертарный коммунализм и курды.

    . События в Бакуре (Турецкий Курдистан), где турецкое государство организовало волну насилия против курдского населения, способствовали ослаблению…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments