shraibman (shraibman) wrote,
shraibman
shraibman

Category:

А.А. КАРЕЛИН и ПРОГРАММА АНАРХИЗМА









 Аполлон Андреевич Карелин - один из крупнейших участников русского анархо-коммунистического движения начала 20го столетия.  Его взгляды могу до известной степени считаться нормативными для анархистов той эпохи, хотя, конечно, среди них не было единства во мнениях, и наверняка не все идеи Карелина встречали одобрение. И все же он, вне всякого сомнения, оказал огромное влияние на движение. Каковы же взгляды Карелина? Возьмем за основу работу Карелина “Что такое Анархия?”.

Экономика


Перед нами последовательная защита идей безгосударственного коммунизма.  Карелин отвергал частную собственность и выступал за экспроприацию всех благ – как средств производства (заводов, фабрик и земли) так и уже произведенных благ (продуктов, одежды и т.д.) самоуправляющимися объединениями граждан. Аргументация здесь двойная. С одной стороны в современном обществе все произведено всеми, во всякую деталь станка и в сам станок, буханку хлеба или строение вложен труд всей цивилизации, включая бесчисленные поколения предков. Поэтому присвоение кем-либо этих, созданных коллективным трудом предметов, лишено каких бы то ни было моральных оснований. С другой стороны, частное владение имуществом означает неравенство между людьми. А неравенство влечет за собой эксплуатацию одних людей (не имеющих ничего или почти ничего) другими людьми, теми, кто владеет всем: фабриками, заводами, землей и строениями (5). “Анархия, - отмечает Карелин, - мыслима только в коммунистическом обществе”. Общество неравных доходов требует принудительной власти, заставляющей одних людей довольствоваться меньшим количеством продуктов, чем других. По этим причинам частная собственность должна быть уничтожена и передана в руки общественного самоуправления.

За основу самоуправления здесь берется территориальная коммуна (“вольный город” - в терминологии Карелина) с одной стороны, и производственные союзы работников с другой стороны. Собрания жителей городских кварталов будут сообщать о своих желаниях производителям – рабочим союзам, а те будут производить то, что соответствует потребностям общества. С другой стороны, жители Вольного города станут организовывать любые производственные союзы и входить в них в соответствии со своими желаниями. Так будет действовать принцип “от каждого по его способностям, каждому по его потребностям” .

Разумеется, Карелин осознавал, что потребности людей не сводятся к материальным. “В городе будут существовать всевозможные организации и учреждения, которые по своему желанию и почину устроят жизнь города. Будут существовать различные союзы, федерации, всевозможные общества, в том числе и ученые… артели, содружества, братства…всевозможные объединения – библиотечные, театральные, фабричные заводские, ремесленные, домовые,  издательские, учительские и прочие… Каждая организация будет обсуждать и решать на сходе своих членов все свои дела, а если дела будут затрагивать интересы всего города, то они будут обсуждаться на сходах горожан”. Таким образом, в основе организации союзов лежит, в свою очередь, принцип прямой демократии – принятие ключевых решений общими собраниями.

Правда, у Карелина находим странную идею о том, что города будут “закупать” продовольствие в селах для своих жителей. Трудно сказать, что тут имеется в виду. Тем более, что в обществе, описанном Карелиным, по его собственным словам, отсутствуют деньги и собственность, а села образуют федерации с городами.

На наш взгляд, работы Карелина страдают так же от отсутствия более конкретных схем управления экономикой. Например, существует проблема, связанная с поддержанием работы крупных предприятий, имеющих федеральное значение - отдельных больших металлургических предприятий, фабрик, по производству сложной современной техники, железных дорог и т.д. Поддержание функционирования таких больших систем не по силам отдельно взятому вольному городу. На наш взгляд, их работа будет поддерживаться большими ассоциациями вольных городов и самоуправляющихся коллективов и регулироваться съездами советов этих городов (и\или коллективов). Управлять большими предприятиями станут их собрания и советы совместно с комитетами, исполняющими волю съездов советов.


Управление обществом


В городах-коммунах не будет никаких чиновников с правом отдавать указания, приказы. Все вопросы общественного устройства станут решаться “на сходах жителей больших и малых городских районов” либо на общем городском сходе, если город не велик. Со своей стороны крупные города, представляющие собой федерации районов, могут объединяться в более крупные федерации для решения общих вопросов, и кроме того, вступят в федерации “с вольными селами”.

Здесь за основу берется тот принцип, который находим в вольных городах прошлого. “…В Средневековье мы встречаемся с вольными городами, а раз речь идет о России, то даже с автономией концов и улиц этих же автономных городов. Новгород, например, по словам профессора Ключевского “представлял многочисленное соединение мелких и крупных местных центров, из которых большие составлялись сложением мелких””.


Вместе с тем, Карелин отчетливо видит и коренное отличие предлагаемой им  социальной модели от самоуправляющихся городов Средневековья, “свобода и самодеятельность которых пали под влиянием государства и богачей”, так что вольный город может быть устроен “только на коммунистических началах”.

Те же самые сходы жителей районов (домов, улиц - все зависит от размеров города, от целесообразности и вкусов его городского коллектива) будут сообщать о своих потребностях сходам производителей. Для решения специальных вопросов и проведения в жизнь принятых решений выберут представителей. Их деятельность станут проверять собрания, причем этих представителей можно будет отозвать в любой момент и заменить на других, если выяснится, что они не выполняют наказы соответствующих собраний.

Карелин рекомендует принимать решения по всеобщему согласию, но он явно не считает, что они всегда возможны. Останется большинство и меньшинство, хотя в принципе признается за меньшинством право не следовать решениям большинства. Таким образом, у Карелина, как и у большинства анархо-коммунистов, консенсус является не обязательной (хотя желательной) формой выработки решений.

Легко понять, почему это так. Консенсус возможен (как основная форма принятия решений) лишь в группах числом в несколько человек; ни одна крупная организация на основе этого принципа работать не в состоянии, так как вскоре будет парализована. Невозможно везде и всегда убеждать в своей правоте всех или находить непротиворечивые решения, когда речь идет о тысячах и миллионах людей.


Власть и самооборона


“В Вольном Городе не будет государственной (или какой-либо другой) принудительной власти. Власть в Вольном городе - общее достояние. Она принадлежит всем, а следовательно никому в частности”. Как видим, слово “власть” в какой-то степени используется в позитивном контексте, хотя власть, сосредоточенная в руках всего населения уже не власть или не совсем власть.

До тех пор, пока существует угроза федерации вольных городов-коммун, будет сохраняться и потребность в военном деле. Карелин предлагает несколько типов организации военного дела. Первый связан с формированием добровольческих отрядов. Второй со всеобщей мобилизацией граждан, кроме больных, т.е. населения от 17 до 45 лет в вооруженную силу (милицию) с выборными командирами, обязанными давать собраниям милиции отчет о своей деятельности. Любопытно, что хотя Карелин признает, что Вольный Город может допустить в свои пределы (именно так!) принципиальных пацифистов, в целом здесь мы видим принцип полисной греческой фаланги. Гражданин со всеми правами- это тот, кто эти права одновременно готов и защищать с оружием в руках.

Кроме того, предполагается создание внутри города на первое время (пока не ликвидирована полностью преступность) посменных дежурств граждан в сочетании с действиями добровольческих военных организаций для ликвидации преступности.

Пойманному преступнику будет предоставлено право самому выбрать из числа жителей города столько же судей, сколько выставит против него обвиняющая сторона. Наиболее распространенным наказанием видится остракизм (изгнание) или бойкот. Указано на громадную (10.000 членов) духоборческую анархо-коммунистическую общину, где преступности практически нет. Но в целом можно видеть, что предусматриваются достаточно суровые меры (в конце концов нет никаких указаний на то, что изгнанного преступника примет другая община, к тому же Карелин не отрицает насилие). В этом аспекте строй, который мы видим в коммуне Карелина, отчасти напоминает греческий полис, только отчищенный от рабства, неравенства и коммерции.

Нельзя не отметить противоречие между относительно реалистичной моделью анархистского общество, предложенной Карелиным в работе “Что такое анархия”, и его рассуждениями в другой работе “Закон, его сущность и значение в общественной жизни”. В этой последней статье Карелин предлагает обществу в обязательном порядке кормить бездельников (речь не идет о больных, детях или инвалидах, а именно о принципиальных бездельниках), считает допустимым в одностороннем порядке разрывать (или не соблюдать) какие бы то ни было договора между индивидами и сообществами и, наконец, заявляет о полном отсутствии какого бы то ни было насилия в анархо-коммунистическом обществе. Подобный взгляд не реалистичен и не представляет на наш взгляд никакого интереса.


Путь к цели.  Рабочий Союз

Каким же образом можно прийти к обществу без неравенства и эксплуатации? В качестве главного инструмента на пути к этой цели Карелиным рассматриваются (в статье “10 Заповедей Организованных Рабочих”) Рабочий союз или Рабочие советы.

Первое, что обращает здесь на себя внимание, это все та же последовательная защита прямой власти общих собраний. Именно они должны принимать важнейшие решения; выборные делегаты советов или союзов могут лишь действовать в рамках их наказов и заменяются в любой момент в случае неисполнения наказов. “Рабочие не должны думать что их выборные в союзах и советах сделают за них их рабочее дело. Им нужны только исполнители их поручений, но не вожди и генералы”

Не менее определенная позиция Карелина в других вопросах. Не может быть никакого соглашения с политическими партиями – с группами активного меньшинства, которые стремятся к взятию власти. Эти люди претендуют на роль будущих хозяев и рабочие для них – пушечное мясо, которое надлежит использовать в борьбе за узкопартийные корыстные интересы. “Политические партии, все без исключения, по своим целям, по составу своих членов, по приемам борьбы, не являются солидарными с рабочими организациями и стремятся так или иначе использовать их для своих целей. Эти цели в подавляющем большинстве случаев бесполезны или вредны для рабочих.”

Не может быть, по мнению Карелина, компромисса и с государственными судами по рабочим вопросам. Жизнь без принуждения, жизнь без господства человека над человеком не возникнет из согласия с государством. Его законы есть форма принуждения обычных людей чиновниками и олигархами к выполнению выгодных этим чиновникам и олигархам правил. “Рабочие должны добиваться всего, чего им надо непосредственным воздействием, непосредственной борьбой с хозяевами и правительством. Приемы и способы рабочей борьбы – стачка или плохая работа, бойкот-отчуждение, пропаганда противомилитаризма, противопарламентаризма, всеобщая революционная забастовка, социальная революция. Рабочие должны отказываться от обязательных третейских судов, от денежной помощи властей,  помня, что эта помощь дается врагами недаром…”

Историческая традиция

“Неоднократно Карелин подчеркивал – пишет анархист А.Солонович, что он - русский, что ему дорога и близка русская культура… Он полагал, что общечеловеческое должно вырастать из народной души органически, что в семью народов земного шара все народы должны войти как братья, каждый со своими особенностями и характером. Он полагал, что интернационализм в его глубоком значении, нисколько не противоречит этому, но служит лишь увенчанием братского союза народов”. Напомним, Карелин принадлежал к числу людей, делавших русскую революцию. Наряду со многими своими единомышленниками из России и Европы, он, будучи последовательным интернационалистом, сторонником единого для всех национальностей Рабочего союза, не отвергал этническое. В начале 20го столетия анархисты не выделяли себя из исторической традиции. Для Карелина анархистский коммунизм есть продолжение вечевых традиций русских общин и средневековых городов, великих народных восстаний, движения Разина. Он мыслил себя не вне, но внутри исторического потока, отождествлял себя с определенными его внутренними течениями.

Tags: Анархизм, коммунизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments