?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сеул, Южная КореяLee Suk-haeng, KCTU President.
После массовой волны арестов протестов и демонстраций, 24ого июля, правительство Южной Кореи выдало ордеры на арест высших лидеров Корейской конфедерации профсоюзов (KCTU), в том числе Ли Сук-Хаенг (Президент) и Ли Йонг-шик (Генеральный секретарь). Госпожа Джин Йонг-ок, Первый вице-президент KCTU арестована, и задержана. 
Полицейские окружили здание, где находится основной офис KCTU, они готовы нападать, и арестовывать лидеров. Ордеры на арест тоже были выданы на других профсоюзных лидеров.


Вообще говоря, в конце 80х - 90е годы в Южной Корее было большое и радикальное рабочее движение. Выступления рабочих сопровождались столкновениями с полицией и баррикадными боями, захватами офисов и арестами. Один из крупнейших левых исследователей современного пролетариата Карл -Хайнц Рот называет это движение "базисным". Имеется в виду, что в нем, в отличие от обычных профсоюзов решения принимались рабочими собраниями. 

Рот отмечал: "В программе Национального совета южнокорейских профсоюзов борьба за осуществление элементарнейших прав для рабочих (обеспечивающие существование и эгалитарные размеры зарплаты, свобода коалиций, защита от увольнений, 44-часовая рабочая неделя) смешивается с лозунгами против дискриминации женщин и за международную солидарность и вписаны одновременно в требование восстановления «доброго старого» общинного строя (культуры минчжунг) в воссоединенной Корее. Помимо этого, в боевой песне «чон-но-хьоп» не оставляется ни малейшего сомнения в том, что целью является «рабочее господство», а решающим средством ее достижения считается «всеобщая стачка». Так на примерах важнейших до сих пор пунктов кристаллизации пролетарского подъема мы можем установить, что там перенимается социально-революционная парадигма и что она обретает массовость. Эта парадигмы, с одной стороны, опирается на традиционные нормы коллективизма и общинной собственности, а с другой стороны, по своим целям и политико-организационным инструментам полностью вступает в антагонизм с новым мировым порядком".

К сожалению эти выводы оказались преждевременными. Вероятно, Южная Корея располагала, и, может быть, располагает большим потенциалом пролетарской борьбы. Но рабочие собрания оказались подчинены профсоюзной бюрократии. Профсоюзы в Корее, как и альтернативные профсоюзы в России превратились  
в централизованные структуры, находящиеся в фактической собственности менеджеров (профчиновников), принимающих ключевые решения. Решения примиренческого характера.

Южнокорейские левые - это преимущественно националисты, тяготеющие к каким-то формам социал-демократии или большевизму и они здесь не могли сыграть позитивную роль, вмешавшись в это движение. То же самое можно сказать, по всей верорятности, и о южно-корейских анархиста - это восновном контркультурщики. Так что в итоге, та социально-революционная перспектива, о которой писал Рот, оказалась несбыточной мечтой. К тому же надо учитывать рост южнокорейской экономики - даже после кризисов, она растет на 5% в год.

Тем не менее, есть и обнадеживающие моменты. 
Тысячи водителей грузовиков вышли на улицы Сеула, протестуя против транспортного законодательства страны



Сейчас в Южной Корее образовалось движение за Рабочие Советы. Его участники являются противниками профсоюзов. Они за принятия решений общими собраниями рабочих, а не лидерами, они сторонники организации на предприятиях нелегальных групп антикапиталистического сопротивления. Такие группы, имеющиеся сегодня в Южной Корее, нацелены на бескомпромиссную борьбу с капиталом и государством, ведут агитацию за стачки, созывают общие собрания для проведения забастовок, следят за действиями менеджеров. 

Любопытно то, как южнокорейские активисты пришли к этому. Все или многие активисты, это бывшие участники южнокорейских профсоюзов 80х-90х годов. Профсоюзы в Южной Корее по своим практическим действиям были на три порядка круче, к примеру, профсоюза Форда. Но все эти профсоюзы в итоге пошли на союз с администрацией. Возникали новые профсоюзы, снова радикальные. Но в конце концов и с ними повторялась та же история, не смотря на весь изначальный радикализм борьбы.
 
Нашлись, однако, низовые активисты профсоюзов, которые сказали- хватит, мы больше не верим в профсоюзы, они повторяют одну и ту же историю без конца.

Comments

( 15 comments — Leave a comment )
makkawity
Aug. 7th, 2008 07:19 am (UTC)
текст 2002 года, но вам будет полезен...

Профсоюзное движение

На момент, когда я пишу эти строки, основным массовым оппозиционным движением, собирающим многочисленные демонстрации и не сходящим с газетных полос, является профсоюзное, и сейчас, говоря о лице современной принципиальной оппозиции, мы имеем в виду именно профсоюзного активиста.
Конечно, профсоюзы принимали участие в оппозиционной деятельности и ранее. Кризис, который привел к смерти Пак Чжон Хи, также начался с разгона мирной демонстрации одного из женских профсоюзов , но первую скрипку они начали играть только после кризиса 1997 г . До этого только 12 % рабочих были членами профсоюза .
А в последнее время наблюдается тенденция к консолидации не только корейцев, но и рабочих-нелегалов из стран третьего мира (в основном, из Юго-Восточной Азии и с Ближнего Востока), которые на фоне участившихся облав и депортаций начинают активно отстаивать свои права.
Структура профсоюзного движения достаточно аморфна. Существуют как отраслевые профсоюзы, так и профсоюзы, объединяющие представителей различных профессий - работников одной конкретной компании. Такой профсоюз может насчитывать от нескольких сотен до нескольких десятков тысяч членов и является просто объединением работников компании для защиты собственных прав.
Многочисленные и разномастные профсоюзы объединены в две основные организации - Корейскую Конфедерацию Профсоюзов (KCTU) и Федерацию Корейских Профсоюзов (FKTU). Обе организации являются как бы «надпрофсоюзами», и в англоязычной прессе для их обозначения часто применяется термин «umbrella labor group».
KCTU - более молодое и более левое образование, которое было официально признано властями только в конце 1999 г., причем с пятой попытки. KCTU чаще хватается за «горячие поводы», тяготеет к проведению больших массовых митингов и шествий, которые в большинстве случаев кончаются драками между ОМОНом и членами профсоюза или носят несанкционированный характер.
FKTU, как это видно из ее названия, претендует на основное представительство, и ее позиция отличается меньшей воинственностью, более взвешенным подходом и большей нацеленностью на диалог с властями. Некоторые средства массовой информации даже называют ее консервативной, а в советской прессе ее именовали «желтой».
Министерство труда и сами профсоюзы приводят несколько отличающиеся друг от друга данные относительно их численности. Так, FKTU утверждает, что имеет в своих рядах 1,03 млн. членов, в то время как, по сведениям Министерства труда, их 890 тыс. Точно так же с KCTU. По ее данным, общее число ее членов составляет примерно 600 тыс., а по правительственным данным - 582.
Принципиального отличия в требованиях двух федераций нет - сокращение продолжительности рабочей недели до 40 или хотя бы до 42 часов, выплаты предпринимателями жалованья освобожденным профсоюзным руководителям, остановка реструктурирования экономики, преобразование налоговой системы и увеличение государственных инвестиций в социальный сектор. Критике подвергается и новый проект трудового законодательства. Когда 27 августа 2003 г. был принят закон о постепенном введении в стране пятидневной рабочей недели и увеличении продолжительности отпусков, его утверждение встретило бурный протест профсоюзов, поскольку закон не запрещает предпринимателям уменьшать работникам зарплату пропорционально сокращению рабочего времени .
В основном «надпрофсоюзы» занимаются выработкой соглашений между руководством компаний, их профсоюзными организациями и правительством. Важную роль в этом играет практика трехсторонних консультаций, введенная администрацией Ким Дэ Чжуна. Теоретически эти консультации проходят между представителями правительственных структур, профсоюзными группами и предпринимателями, которые тоже объединены в несколько организаций лоббистского типа.
Некоторые исследователи даже отмечают, что истинная роль профсоюзного коллектива в этой системе заключается не в том, чтобы бороться за права его членов, а в том, чтобы создавать там атмосферу взаимной поддержки и положительный психологический климат.
makkawity
Aug. 7th, 2008 07:21 am (UTC)
Б. Камингс находил в деятельности профсоюзов много общего с тем, что делала в свое время в Польше «Солидарность» (одновременно отмечая, что в корейском случае Запад встречал активность профсоюзов гробовым молчанием), но по словам южнокорейского политолога Ом Гу Хо, профсоюзы не столько действительно выступают посредниками во внутренних конфликтах рабочих с руководством компании, сколько выносят их вовне и своими «шумными» действиями (массовые митинги, забастовки, судебные иски) пытаются привлечь внимание государства, дабы оно вмешалось в конфликт и решило проблему за них.
Возможно, это связано с тем, что, в отличие от Европы, в Корее нет специфического отношения к рабочему классу. Если крестьянство вызывает определенный пиетет, то пролетариат – нет (впрочем, нет и отношения к рабочим как быдлу), и городские корейцы пытаются выбиться на такие должности, чтобы их можно было относить к среднему классу .
Деятельность профсоюзов воспринимается политологами двояко. С одной стороны, на фоне необходимости выхода страны из кризиса и неизбежности жертвенных мер профсоюзное движение часто оказывается палкой в колесе развития страны - многие либеральные специалисты (тот же Ли Чжэ Ён) считают, что сопротивление профсоюзов замедляет реформу. С другой, условия жизни корейского рабочего не могут не вызывать желание их улучшить. Поэтому сейчас профсоюзы являются как бы смазкой или противовесом, который позволяет сделать процесс реструктуризации менее болезненным для трудовых масс. Безусловно, текущее рабочее движение достаточно сильно отличается от рабочего движения до кризиса. Как говорит Кан У Ран, главный исследователь в Экономическом Научно-исследовательском институте «Samsung», «если трудовые споры до кризиса 1997 г. могли бы быть характеризованы как борьба за заработную плату, текущие суть борьба за выживание». Именно развитие отношений между правительством, капиталом и рабочим классом в лице профсоюзов определит национальное благосостояние в ближайшем будущем.
Там, где профсоюзы выдвигают политические требования, можно обратить внимание на то, что в вопросах, касающихся Севера, они достаточно осторожны. Даже их борьба за отмену Закона о национальной безопасности связана не столько с тем, что закон является препятствием на пути межкорейского диалога, сколько с тем, что он мешает профсоюзному движению.
В наборе дежурных лозунгов обеих федераций КНДР особенно не фигурирует. Тем более что почти любая активность левого толка ранее воспринималась как просеверокорейская. Следует отметить и то, что обвинение кого бы то ни было в связях с Севером или в работе на него и сегодня считается достаточно серьезным, и поэтому руководство профсоюзного движения старается не давать властям повод для подобных обвинений.
Внутренние проблемы Республики Корея имеют для профсоюзного движения большее значение, чем межкорейский диалог, и реакция профсоюзов на него, по сути, двоякая. С одной стороны, профсоюзы не могут не поддерживать диалог, но проблемы южнокорейских тружеников, достаточно серьезные сами по себе, стоят у них на первом месте, и они не намерены допускать, чтобы государство решало внешнеполитические проблемы за их счет.
С другой - выражать желание объединения и «потворствовать» диалогу Севера и Юга есть непременная черта любой левой оппозиции. Тема объединения, безусловно, является «священной коровой», ибо любой шаг навстречу друг другу вызывает бурю положительных эмоций. Профсоюзы достаточно часто проводят мероприятия, направленные на сбор средств в помощь Северу или на закупку для него гуманитарной помощи. В рамках этого же направления деятельности устанавливаются демонстративные контакты. Так, в апреле 1999 г. два представителя KCTU посетили Северную Корею, чтобы обсудить проведение состязания (футбольного матча) между рабочими двух государств, и получили «восторженный» прием. Министерство Объединения Южной Кореи одобрило их посещение Пхеньяна. Информация об этом была даже передана в сообщении ЦТАК, хотя акцент был сделан на словах, которые сказал по прибытии вице-председатель KCTU Ли Кю Джа: «Я прибыл сюда с ощущением миссии, что я представляю 70 миллионов корейцев, добивающихся национального согласования и единства».
shraibman
Aug. 7th, 2008 09:09 am (UTC)
Огромное спасибо!
А Вы профессионально занимаетесь проблемами Кореи?
Я видел на Вас ссылки у Ланькова.
olga_smir
Aug. 7th, 2008 01:14 pm (UTC)
А в чем национализм южнокорейских левых и, как я поняла, профсоюзного движения?
Вроде бы наоборот говорится о консолидации с рабочими нелегалами и т.д.?
shraibman
Aug. 7th, 2008 01:20 pm (UTC)
Дело в том, что все политические течения в Южной Корее- и правые и левые- националисты. Может быть за исключением сторонников рабочих советов, о которых я пишу.
Вот здесь
http://okoree.narod.ru/sv1.htm#1
Об этом есть любопытная статья
"Два источника и две составные части корейского национализма"
olga_smir
Aug. 7th, 2008 02:24 pm (UTC)
Спасибо, с большим интересом прочла пока только эту статью.
Но во-первых, как это выражается в профсоюзном движении, которое, как сказано в статье выше, объединяется с нелегальными рабочими?
Во-вторых, я извиняюсь, в этом ни разу не разбираюсь и сужу только по прочитанному, но в статье под левым национализмом подразумевается скорей антиамериканизм, причем в таком виде: "в их стране существует диктатура, и что за спиной этой диктатуры стоят США (о вкладе диктатуры в экономическое развитие страны эти молодые интеллигенты либо не задумывались вовсе, либо его отрицали)."(интересно, что откровенно либерально и даже скорей проамерикански вроде настроенный автор не думает отрицать ни наличие диктатуры, ни то, что за ней стоят США, а лишь укоряет интеллигентов, что они забыли о благодарности США за гуманитарную тушенку).
Также автор указывает, что в антиамериканских публикациях используется марксистская терминология, и критикуются не американцы за какие-то врожденные пороки, а американское гос-во как «империалистическая» и «неоколониальная» держава, которым оно вроде так себе и правда является без кавычек, а также "достатется и американскому образу жизни со всеми его стандартными атрибутами", который тоже вроде особых симпатий не вызывает, что абсолютно не связано с национализмом.


shraibman
Aug. 7th, 2008 02:36 pm (UTC)
Но во-первых, как это выражается в профсоюзном движении, которое, как сказано в статье выше, объединяется с нелегальными рабочими?

Комментарий
"рамках этого же направления деятельности устанавливаются демонстративные контакты. Так, в апреле 1999 г. два представителя KCTU посетили Северную Корею, чтобы обсудить проведение состязания (футбольного матча) между рабочими двух государств, и получили «восторженный» прием. Министерство Объединения Южной Кореи одобрило их посещение Пхеньяна. Информация об этом была даже передана в сообщении ЦТАК, хотя акцент был сделан на словах, которые сказал по прибытии вице-председатель KCTU Ли Кю Джа: «Я прибыл сюда с ощущением миссии, что я представляю 70 миллионов корейцев, добивающихся национального согласования и единства»."
То есть профсоюзное руководство разделяет концепцию единого национального корейского государства, единой государственной нации и ставит перед собой целью ее достижение.


Во-вторых, я извиняюсь, в этом ни разу не разбираюсь и сужу только по прочитанному, но в статье под левым национализмом подразумевается скорей антиамериканизм, причем в таком виде: "в их стране существует диктатура, и что за спиной этой диктатуры стоят США (о вкладе диктатуры в экономическое развитие страны эти молодые интеллигенты либо не задумывались вовсе, либо его отрицали. Также автор указывает, что в антиамериканских публикациях используется марксистская терминология, и критикуются не американцы за какие-то врожденные пороки, а американское гос-во как «империалистическая» и «неоколониальная» держава, которым оно вроде так себе и правда является без кавычек, а также "достатется и американскому образу жизни со всеми его стандартными атрибутами", который тоже вроде особых симпатий не вызывает, что абсолютно не связано с национализмом.

Комментари
Дело в том, что врагом левые корейские националисты объявляет прежде всего иностранные державы, а именно США и Японию. При этом левые корейские националисты мечтают (впрочем, как и правые) о ЕДИНОМ НАЦИОНАЛЬНОМ КОРЕЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕ.
Конечно, их критика амерниканского образа жизни и империализма может быть справедлива во многом. Чавес тоже критикует эти вещи. Но он же не становится от этого меньше националистом?

shraibman
Aug. 7th, 2008 02:42 pm (UTC)
Посмотрел еще раз на статью. Честно говоря не понял, как ты ее читала. Вот что пишет автор:

"...Все «традиционные враги» корейских националистов находятся за пределами страны (и, по большому счету, за пределами досягаемости). Главными злодеями в корейском националистическом нарративе являются японцы. Для левых в роли «злодеев» выступают также американцы и «Запад» в широком понимании (Россия в этот «Запад», в общем, входит, но заметной роли в нем не играет)... «Внутреннего врага» корейские националисты не имеют. Корея является однонациональной страной, в которой нет национальных меньшинств."
Иначе говоря- главный враг и для корейских левых и для корейских правых- это иностранные державы, а отнюдь не собственная буржуазия.

olga_smir
Aug. 7th, 2008 03:01 pm (UTC)
Я читала. Но автор говорит о враге именно с национальной точки зрения. Автор всего лишь утверждает, что национальный вопрос не поднимается внутри страны.
Точку зрения южнокорейских левых вообще я лично знаю только по упоминанию вскользь этим автором, который конечно серьзный ученый и все такое, но эти статьи не являются я так поняла научным трудом, и автор честно не скрывает своих взглядов и пристрастий, в частности, откровенной антипатии к этим левым и левым видимо вообще. А также из переведенных им четырех строчек стихов "левого националиста", где выражено неприязненное отношение к кока-коле.
shraibman
Aug. 7th, 2008 05:20 pm (UTC)
Точку зрения южнокорейских левых вообще я лично знаю только по упоминанию вскользь этим автором,

Комментарий
И тем не менее все достаточно ясно.
Поясню контекст.
Националистической является сама по себе центральная идея южнокорейских левых и правых - об объединении Кореи.
Казалось бы что плохого в объединении корейцев (или, например, немцев)? Нет государственной границы между Кореями- наверное, это хорошо. К сожалению вопрос не только в этом.
Во-первых, кто с кем должен объединиться? Корейцы должны объединиться с корейцами. Не с китайцами или, упаси боже, японцами, а именно с корейцами. Корейец корейцу брат, но китайцу уже нет. Если бы корейские левые говорили об объединении всех народов, они бы, конечно, националистами не были. Но так вопрос никто не ставит, кроме упомянутых выше исторонников рабочих советов. Полагаю, что это делает национализм очевидным.
Во-вторых, для чего объединяться? Для того, чтобы создать единое государство. Это государство левые и правые националисты могут видеть по-разному. Но в любом случае речь идет о каких-то вариантах капитализма- государственно-монополистического или чисто государственного (впрочем у последнего сторонников немного, нужно быть полным конченным идиотом, чтобы мечтать об образе жизни северных корейцев, которым дай бог пережить второй голодомор и которые считают коммунизмом образ жизни китайского крестьянина, получающего в день 800 г. риса). Иначе говоря, речь идет о создании общей нации под господством правящего класса. Это и есть то, о чем мечтают южнокорейские левые. Стоит ли объяснять, что идея национального единства под властью капитала и есть ничто иное как национализм? Сторонников ликвидации капитализма и государства среди южнокорейских левых нет, не считая упомянутых выше сторонников рабочих советов да нескольких десятков или сотен анархистов- людей, впрочем, как я слышал, весьма странных.
Именно в этом контексте и следует понимать все остальное, что само по себе приятно- ненависть к Америке и Японии.
shraibman
Aug. 7th, 2008 05:22 pm (UTC)
Слово "приятно" забыл взять в кавычки.
olga_smir
Aug. 7th, 2008 01:19 pm (UTC)
Интересно подробнее о движении за Рабочие Советы в Южной Корее, о деятельности созданных ими нелегальных групп.
Были ли стачки, забастовки, ими организованные, или что-то подобное?
shraibman
Aug. 7th, 2008 01:21 pm (UTC)
У нас нет информации, я не могу связаться с этими людьми.
olga_smir
Aug. 7th, 2008 01:57 pm (UTC)
Но наверное, если б они предпринимали какие-то широкомасштабные действия, это было бы общеизвестно, как известно о профсоюзных забастовках и стачках?
shraibman
Aug. 7th, 2008 02:03 pm (UTC)
Не думаю, что у них есть возможность для широкомасштабных действий, скорее всего это несколько десятков или сотен человек. С другой стороны все может быть, потому что речь идет именно об активистах с заводов, имеющих серьезный практический опыт рабочей борьбы.
Но много ли вообще поступает информации о стачках в Южной Корее? В СМИ и инете такой информации на русском языке почти нет.
( 15 comments — Leave a comment )

Profile

shraibman
shraibman

Latest Month

March 2016
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com